Соотношение потерь знати и простых воинов под Молодями

Князь Троекуров, отправленный царем Иваном Грозным к Стефану Баторию в 1585 году, желая показать могущество России, сказал Панам-Раде:

«Не въ давныхъ временахъ дѣлалося (вамъ то и самимъ вѣдомо), Крымской Царь пришедъ безвѣстно, у Москвы посады пожегъ; а на другое лѣто пришелъ похвалясь, а съ нимъ 150 тысячь ... Государя нашего Бояринъ, К. Мих. Ив. Воротынской съ товарыщи Крымсково побили: убили у него лутчихъ людей, Карачеевъ и Князей и Мурзъ, о которыхъ Крымъ стоялъ, со сто человѣкъ и больши... а рядовыхъ много тысячь».

Потери крымской знати оценены более чем в 100 убитыми (что характерно, гибель двух Гиреев, о чем писали русские источники, Троекуровым не упоминается). Вряд ли русские знали потери точно (собсно, Троекуров и говорил неопределенно), так как татары знатных убитых (как и прочих) старались увозить с собой, и перед нами скорее всего приблизительная оценка (может быть очень даже завышена). Тем не менее, она показательна. Аристократия составляла незначительную часть населения ханства (по мнению Л. Подхородецкого, 1%), и, соответственно, его войск. К примеру, в 1671 году под Кальником погибло 7-8 мурз и 500 простых татар (по данным польской стороны), в целом можем считать, что на 1 убитого аристократа приходились десятки рядовых (а может даже и сотня, а то и больше?). Впрочем, соотношение могло быть и не таким страшным: в 1572 году в походе участвовал сам хан и его сопровождал «царев полк», весьма насыщенный служилой знатью (на 1569 год он составлял 3 тысячи, хотя, конечно, не все в нем были аристократами). За более позднее время есть мнение Эвлии Челеби (60-е годы XVII века), который оценивал численность всех ширинских мурз в 300 человек, мансурских — в 140, а капы-кулу — аж в 3 тысячи (впрочем, у меня есть подозрение, что имелось ввиду кол-во не только самих капы-кулу, но и воинов из их отрядов), хотя, конечно, не все мурзы уходили на войну (но среди них процент ушедших все же был выше, чем среди простолюдинов). В начале XVII века Боран Гази, правитель Малой Ногайской орды, имел под началом 80 мурз («Барагазы-князь з братьею и з детьми, и с племянники—восьмдесят мурз, а у них воинских людей пятьдесят тысяч» — численность малоногайских войск сильно завышена).

То есть, возможно, сотня или более убитых мурз — это где-то несколько тысяч убитых простолюдинов. Если предположить, что хан имел при себе не менее 1 тысячи мурз (как крымских, так и ногайских), а войска было, допустим, тысяч 30-40 (или даже до 50), то убыль десятой части (или более того) аристократов была, конечно, болезненной, но на «уничтожение» все же не тянула.


Битва под Белой Церковью (1626) как пример польской тактики в боях с татарами

В польском издании Przegląd Historyczno-Wojskowy, номере 4 за 2017 год вышла статья Михала Депты об осеннем набеге крымских и буджацких татар в 1626 году и битве под Белой Церковью 9 октября того же года. 

См. Depta M. Biała Cerkiew. Uwarunkowania, przebieg i skutki jesiennego najazdu 1626 roku // Przegląd Historyczno-Wojskowy. 2017. Rocznik XVIII (LXIX). № 4. S. 9-43.

Не буду пересказывать историю о самом набеге и конртмерах польского командования (в лице коронного стражника Стефана Хмелецкого), интересна сама битва.

Collapse )

Татары и Хмельниччина: кони для союзников

Одним из важнейших факторов, обуславливающих эффективность действий конных армий, было хорошее состояние конского состава. Боевые действия крымских татар во время Хмельниччины были неизбежно сопряжены с большими потерями в конях. И тут союзники-русины, как в случае с продовольствием, взяли на себя обеспечение ханских всадников. Более того, ввиду высокой репутации татар как конников Хмельницкий приглашал к себе и безлошадных татар, выдавая им «на месте» коней (и оружие). Образно говоря, Украина превратилась в конный завод для ханства.

Из дневника Станислава Освенцима, 4 сентября 1651 года (см. тут, стр. 546):

«Господар извещал нас обо всем этом, равно как и о намерении хана выступить в поход со всею ордою; он советовал кастеляну краковскому кончать войну скорее, предостерегая, что в Украине, особенно около Уманя, происходит набор лошадей для татар».

Более ранний пример, за 1649 год. «Вести из Полши из Варшава июня в 2 де[н]» (из «Вестей-курантов»):

«А татаровя людьми и скотом от мору добре оскудели так, что в полках их перед прежним и третей доли людей нету и от недостатку лошадми снарядитца не могут, а козаки, хотя от них помощи дают им много лошадей».

См. Джерела з історії Національно-визвольної війни українського народу 1648–1658 рр. – Т. 1: (1648–1649 рр.). К., 2012, стр. 270-271.

Там же, на стр. 614, «Реґест цидули з листу пана кам’янецького до полоцького опата», 1 мая 1649 года:

Collapse )

Татары и Хмельниччина: мнение поляков

Pamiętniki do panowania Zygmunta III, Władysława IV i Jana Kazimierza. Тom 1. Warszawa, 1846. Стр. 285 (о Корсуне):

«На военном совете собирались, построив табор, возвращаться в Польшу, другие, в том числе польный гетман, советовали, прежде чем отойти, атаковать конницей орду и ее прогнав, легче будет собравшееся хлопство разогнать». Калиновский аргументировал это тем, что иначе татары не дадут полякам выводить коней на пастбища и тогда поляки, утратив конницу, станут легкой добычей. Потоцкий возражал, что не хочет потерять оставшееся войско (то есть после разгроме Стефана Потоцкого) и собирается спасти его, сохранив для служения отчизне..

Дневник участника Пилявецкой кампании (стр. 134):

«Все наше спасение заключалось в том, чтобы быстро воевать с противником, не дожидаясь соединения [с ним] татар, о которых мы имели предупреждения».

Мнение канцлера Е. Оссолинского (в предверии Зборовской кампании). Из статьи W. Kucharski. Wyprawa zborowska króla Jana II Kazimierza (стр. 126; он, в свою очередь, ссылается на Р. Романьского):

«Według Romualda Romańskiego, Ossoliński uważał, że skoro Tatarów na Ukrainie nie będzie, Chmielnickiego uda się bez problemu pokonać, gdyż Kozacy nie dotrzymując pola polskiej jeździe, ukorzą się przed królewskim majestatem».

Последняя экспедиция Станислава Даниловича

В хронике Павла Пясецкого упоминается неудачная экспедиция старосты корсуньского и чигиринского Станислава Даниловича, сына руського воеводы Яна Даниловича против татар в 1636 году. Описание это любопытное с тактической точки зрения, хотя, если подумать, ничего необычного в нем нет.

См. Pamiętniki do panowania Zygmunta III, Władysława IV i Jana Kazimierza. Тom 1. Warszawa, 1846. Стр. 239 (перевод мой, не ручаюсь за стопроцентную точность):

«Руськое пограничье было свободно от татарских чамбулов, но Станислав Данилович, воеводич руський, по молодости своей желая славу добыть, собрал на собственные средства дивизию войска, с корсуньскими казаками своими, где был старостой, вышел в Дикие поля, чтобы тамошних татар, неожиданно напав, разгромить, и мог бы это устроить, если бы по совету старых воинов и казаков став табором в лагере, конно наступал, не отходя далеко от таборов, мог бы выманить в поле татар и с ними безопасно биться, а с усилением татарской мощи, к укрепленным таборам отступил бы.

Но он, проигнорировав совет ветеранов, далеко от таборов в поле вышел с одной лишь конницей, где неожиданно татарская масса его окружила, сразиться должным образом не смог, в неволю взятый Кантемиром мурзой, которому обещал выкуп в сто тысяч битых талеров, но Кантемир, мстя за убийство своего сына Станиславом Любомирским, воеводой руським, и разгром татарского войска под Бурштином в 1629 году и Хмелецким под Монастырищами, своей рукой казнил Даниловича».

Ислам Гирей за шахматной доской: Хмельниччина, Восточная Европа и Крым в середине XVII века - 2

В продолжение вот этого поста. В прошлый раз я критиковал популярный взгляд на политику хана во время Хмельниччины как политику ослабления и Польши и Украины. Теперь — о самом союзе 1648 года и целях КХ.

Чем был союз 1648 года и было ли подданство Войска Запорожского хану на деле? А.В. Малов в книге про русско-польскую войну 1654-1667 годов писал про крымско-казацкий союз 1648 года: «Союз оформили в виде вассальной зависимости Украины от крымского ханства» (стр. 10). Про Жванец: «крымский хан, на правах сюзерена Украины, вступил в сепаратные переговоры с королем» (стр. 14). 

И.Б. Бабулин в книге о событиях в Украине в 1658-1659 годах писал: «С точки зрения хана, Хмельницкий являлся его подданным, а Войско Запорожское было частью войска Крымского ханства» (стр. 89). В качестве аргумента приводились слова везиря Сефера Гази аги русскому посланнику о том, что казаки 800 лет были подданными короля, а потом семь лет — подданными Крыма. Так ли это было? Есть ли основания говорить о том, что Хмельницкий в 1648 году  стал вассалом Ислама Гирея?

Collapse )

Дикое Поле такое... дикое?

19 апреля 1752 года запорожские разведчики, отправленные Кошем в Очаков, доносили среди прочих о таком деле:

«Полской области савраньскіє жители з татарами очаковъскими иміють согласіе. Они, савранскіє обивателі, хватая в своїх полских містах жени и діти, привозять ноччу в Очаковъ и татарам очаковским продають, а татарє вьзаїмообразно лошади у нагайских татаръ воруютъ и тімь савранцам продають, за какіє лошєди на Войску Запорожскомь прєтєнція от нагайцовъ происходить».

Этим озорство жителей Саврани не исчерпывалось:

«Полских людей, слідуючих до Очакова, на Кодиме, за рекою Богомъ, разграбление, то и тая прєтєнція исканна на Войску Запорожскомъ. А там в Очаков заподленно известно, что вьішєписанніє савранскіє обиватели техъ полских людей розбили и имущество их забрали». 

См. Архів Коша Нової Запорозької Січі. 1734-1775. Корпус документів. Том 2, стр. 562-563.

Как говорится, бизнес — и ничего личного. Интересно, уж не гайдамаки ли это были? Впрочем, ничего странного тут нет: подольские крестьяне Каменецкого эялета тоже бегали с татарами по русинским землям. Помнится, видел украинскую народную песню, по сюжету которой брат хотел продать свою сестру туркам, но та успела наложить на себя руки. Фольклорный сюжет, надо полагать, возник явно не на пустом месте.

Живут ли среди современных крымских татар потомки сейменов?

...Такой вопрос задал я себе, обнаружив среди современных крымских татар людей с фамилией Одабаши. А, как известно, один из чинов в сейменском корпусе (регулярная пехота крымских ханов в XVII-XVIII веков) так и назывался. Знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби писал, что в гарнизоне Перекопа (на 1665 год) секбанами (т.е. сейменами) командуют одабаши азапов. Русский посол в Крыму Айтемиров (1692-1695) сообщал, что по штату в один болюк (роту?) сейменов входят 1 болюкбаши, 1 одабаши, 1 чавуш, 1 знаменосец-байрактар и 46 рядовых.

Узнав, что и сейчас в Крыму живут люди с такой фамилией, решил написать им и спросить, откуда их предки? Думал, что это будут «южане» (таты и ялыбои), ведь, как принято считать, секбаны происходили с юга (Эвлия Челеби их вообще греками называл). К тому же в ханстве к человеку, занимавшемуся определенным делом, обращались по прозвищу, связанному с этой деятельностью (так и в царское время было, да и сейчас встречается). То есть, к примеру, Мустафа Болюкбаши, Арслан Одабаши, т.д. Спрошенные люди в массе своей живо откликнулись и действительно оказались «южанами», но немного не такими, какими я ожидал...

Collapse )

Папский нунций Фульвио Руджиери о татарах (1565 и 1568)

См. Relacya o stanie polski złożona papieżowi Piusowi V przez nuncyusza jego Juliusza Ruggieri u dworu króla Zygmunta Augusta roku 1568 // Relacye nuncyuszów apostolskich i innych osób o Polsce od roku 1548 do 1690, wyd. E. Rykaczewski. Tom 1.
Также было в блоге уважаемого sovice_snezni.
Кусочек, описывающий боевые качества крымских татар и их набеги (стр. 208): "Терпеливо переносят, как и их кони, голод, труды, ненастье, бегают быстро и долго на своих конях, проходя значительные расстояния, имеют при себе запасного коня, дабы, утомив одного, пересесть на другого. Так легко татары преодолевают триста миль, отделяющих их от Польши, ворвавшись в которую захватывают множество людей и скота, и уводя их с собой. Превосходно, как и их кони, вплавь переправляются через Днепр, Днестр и Дунай, три весьма широкие реки. В стрельбе из лука не уступают ни одному народу, и не боятся смерти, качества, которые хотя бы и плохо вооруженных делают страшными; наверно потому Зигмунт, отец нынешнего короля, желая избавиться от их набегов, определил им ежегодную выплату, после установления которой перешли на жалование турецкого султана, которому до сих пор служат. Перекопский царь может собрать 30 000 коней, но небольших, безобразных, тощих, ибо татары любят быстро и много ездить, но мало беспокоятся о своих конях, однако их в больших количествах покупают московиты, также как и у заволжских татар. Больше всего перекопские татары торгуют с турками, которым продают взятых в неволю поляков и русинов, и оттого невольников этого народа в Константинополе больше, чем всех остальных. Отправляют также в Константинополь по Черному морю волов, кожу, масло и тому подобные вещи".
На стр. 210 про молдаван: господарь выставляет 10 тыс. конницы, похожей на турецкую, воины которой плохо вооружены (преимущественно луками), но храбры.
Однако за три года до того Руджиери писал немного другое про численность крымской конницы:
Стр. 149 — про татарские орды: «Ни одна не имеет короля, кроме Перекопской, которая является самой сильной и может выставить 40 000 конницы».
Кстати, на стр. 148 сообщает про вооружение казаков, что оно такое же, как у татар, то есть щиты, сабли и луки, но некоторые носят копья и топоры. Стреляют из лука также хорошо, как и татары и тоже стреляют во врага, убегая от него.

Галушка А. Військова справа та війни доби Кримського ханату

Интересуясь состоянием историографии военного дела крымских татар, я обрадовался, узнав, что некто А. Галушка является автором аж двух статей на эту тему, вышедших в 2016 году в коллективных сборниках украинских историков. Одну из них удалось найти на гуглбукс (в содержании надо выбрать раздел 22):

Галушка А. Військова справа та війни доби Кримського ханату // Поле битви ‒ Україна. Від "володарів степу" до "кіборгів". Воєнна історія України від давнини до сьогодення / Авт. кол.: Б. Черкас, О. Сокирко, А. Плахонін, Я. Примаченко, М. Відейко, А. Галушка, К. Галушко, С. Громенко, М. Майоров, А. Руккас, Є. Синиця; Упоряд. К. Галушко. Х., 2016. С. 187-229.

Правда, шрифт там вырвиглазный и некоторых страниц нет, но все же понять, о чем речь, удалось. И это...

Мрак.

Статья состоит из двух частей. Во-первых, это разбросанные там-здесь цитаты из источников, причем, разумеется, преимущественно по «великой пятерке»: Герберштейн, Литвин, Броневский, Лясота и Боплан. Немного «попсово» выглядит по состоянию на 2016 год, где-то на уровне статьи С.А. Ищенко 1989 года, а ведь по военному делу ханства не так уж и мало источников.

Во-вторых, это компиляция из трудов других историков. «Позаимствованы» отдельные цитаты у В.Е. Сыроечковского и В.В. Каргалова (про сильные стороны степной конницы), хотя и немного измененные. Может и еще у кого-то наворовано.

Collapse )