Антропология и военные потери Крымского ханства

В своей книге я предположил, что военные потери ханства можно косвенно оценить по динамике численности вдов в ханстве. Но, возможно, в данном вопросе может помочь антропология? Некоторый материал есть в уже упоминавшихся мною ранее работах.

В могильнике Биели (XVII-XVIII вв.) «Процентное  соотношение  мужчин  и  женщин  группы  (PSR)  соответствует 46,55% – 53,45%. То есть, женщин было намного больше. Обычно наблюдается иное соотношение». См. Васильев С. В., Боруцкая С. Б. Реконструкция физического типа позднесредневековых крымских татар Керченского полуострова // Вестник антропологии. 2020. № 4 (52). С. 269-281. С. 272. Женщин на 6,9% больше.

В  могильнике Бахчи-Эли (неподалеку от Керченского полуострова) в XIX — начале XX вв. наблюдалось иное, прямо противоположное соотношение — 53,85% мужчин и 46,15% женщин (мужчин на 7,7% больше):

«Установлено, что 49 скелетов принадлежало мужчинам, 42 - женщинам». См.  Васильев С. В., Боруцкая С. Б. Краниологическое исследование крымско-татарского некрополя Бахчи-Эли XIX–XX вв. // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Геоархеология. Этнология. Антропология». 2018. Т. 26. С. 146–153. С. 146.

Конечно, дело может быть в особенностях выборки. Но также — теоретически — в убыли мужского населения в ходе военных конфликтов в эпоху ханства (крымские татары и в российской армии служили, но в незначительном числе).

Collapse )

"Armia Chanatu Krymskiego. Organizacja i taktyka (XV–XVIII w.)"

Недавно в свет вышла моя книга "Armia Chanatu Krymskiego. Organizacja i taktyka (XV–XVIII w.)", изданная польским издательством INFORTeditions.
Она представляет собой перевод на польский "Армии Крымского ханства" с исправлением ряда ошибок, вкравшихся в первое издание. В главу о тактике был добавлен параграф об осадном деле (текст был опубликован на русском в журнале "Parabellum novum", ссылка на скачивание есть в одном из предыдущих постов).
Хочу поблагодарить всех причастных к изданию этой книги, в первую очередь редакцию и особенно пана Витольда Бернацкого. А также уважаемого von_buddenbrock, благодаря помощи которого "Armia Chanatu Krymskiego" вышла в свет.



P.S. Да, на обложке не крымские татары, а башкиры :)

Лживо, мерзко и позорно-4

В одном из постов с критикой книги Брехуненко о Берестецкой битве я приводил его цитату со стр. 90:

«Вночі  розпочалися  залаштункові  ігри  поміж  Яном  Казимиром та  Іслам-Гіреєм.  Важко  сказати, звідки  виходила  ініціатива:  джерела  подають  надто  суперечливу інформацію.  Та  факт  залишається  фактом.  За  спиною  Б.  Хмельницького зав’язалися  переговори.  Повторювалася  ситуація,  щов  1649  р.  виникла  під  Зборовом.
У  коронному  таборі  опинився покойовий  писар  кримського  хана.  Вже  сама  його  поява  свідчила  про  намір  Іслам-Гірея  не  доводити  справу  до  остаточного  розгрому  війська  Яна Казимира,  достоту  як  це  сталося  і  два  роки  тому.  Про  що  реально  домовилися  вночі  представники  сторін,  достеменно  невідомо».

Вот на этом эпизоде с писарем (если это действительно был писарь, а то ведь  поляки регулярно путали имена и должности татарских сановников), оказавшемся в коронном лагере 29 июня, остановлюсь подробнее. На первый взгляд Брехуненко прав — раз в польском лагере появился ханский писарь, значит это не просто так и было некие тайные переговоры: «сама  його  поява  свідчила  про  намір  Іслам-Гірея  не  доводити  справу  до  остаточного  розгрому  війська  Яна Казимира». 

А вот цитата из книги Смолій В.А., Степанков В.С. Українська національна революція ХVII ст. (1648-1676 рр.). – Київ, 1999. С. 157:

Collapse )

Осадное искусство крымских татар

Я уже писал ранее о выходе в журнале «Parabellum novum» своей статьи о том, как войска Крымского ханства осаждали города: Шейхумеров А. Осадное искусство крымских татар // Parabellum novum. 2021. № 14 (47). С. 50-59.

Теперь выкладываю ее текст в свободный доступ. Скачать можно тут.

Вывод по статье: «Осадное искусство крымских татар не предусматривало ведения полноценной продолжительной осады. Ставка делалась на скорость, коллаборационизм и использование ограниченного количества технических средств (примет, зажигательные стрелы, лестницы, изредка – артиллерия). Наибольшие успехи в осадных операциях были достигнуты в XV-XVI вв. Хотя крымские ханы располагали собственными немногочисленными войсками, оснащенными огнестрельным оружием, при ведении осад они, как правило, не играли большей роли. Куда весомее был вклад османских контингентов. Вероятно, это было вызвано тем, что турки были более опытны и подготовлены для ведения боевых действий подобного рода. 

Collapse )

Торговля между Крымским и Калмыцким ханствами в середине XVIII века

В середине XVIII в. татары привозили запорожцам на продажу продукцию ремесленного производства, в том числе оружие, меняя ее на коней и скот. В это же время схожий характер приобрела торговля между Крымским и Калмыцким ханствами.

См. Кольцова К.П. Развитие внешней торговли Калмыцкого ханства в XVII-XVIII вв. // Вестник Калмыцкого университета. 2019. №1 (41). С. 37-43. С. 41:

«В конце XVII в. стали отмечаться первые попытки активной торговли калмыков с Крымом и Азовом, которые в следующем столетии стали основой прочных торговых отношений [27, с. 21]. Для покупки скота и продуктов скотоводческого хозяйства в Калмыкию часто наезжали крымские скупщики [14, Д.1 Л. 17]. В свою очередь ногайцы, жившие у калмыков и занимающиеся посреднической торговлей, постоянно выезжали с торгом на Кубань[15, Д.2. Л.137].

Особую роль торговля стала играть после окончания русско-турецкой войны 1735-1739 г., когда Крымское ханство было вынуждено прекратить практику своих обычных набегов на южные границы России. Война давно стала одним из важнейших факторов экономики Крымского ханства как внеэкономический способ добывания средств к существованию. Турция, ранее заинтересованная в «набеговой специализации» ханства, теперь сдерживала проведение набегов. С упадком набегов в экономике резко возросла роль торговли, поскольку Турции по-прежнему требовались рабы [27, с. 65].

Collapse )

Платил ли Богдан Хмельницкий дань Крымскому ханству?

Обычно союз между крымским ханом Исламом Гераем и Богданом Хмельницким описывается как договор о совместных действиях против Польши. Однако возможно, что в крымско-казацком договоре были и другие статьи. Теоретически такой статьей могло быть обязательство казаков выплачивать дань в Крым.

8 июня 1648 г. польский шляхтич Жолкевский Глух писал коронному канцлеру, что, со слов пленного татарина, после соединения союзники договорились, что казаки будут платить ежегодную дань, а татары взамен на это – оказывать военную помощь.

См. Szajnocha K. Dwa lata dziejów naszych, 1646–1648: opowiadanie i źródła. Тom 2. Polska w r. 1648. Lwów, 1869. С. 450.

Впрочем, есть информация о конкретных выплатах. В феврале 1653 г. Хмельницкий отослал в Бахчисарай крупную сумму – 40 тыс. ефимков.

«Тим часом різко ускладнюється обстановка на кордонах Брацлавщини, де підрозділи коронної армії почали здійснювати каральні рейди на козацьку територію. Так, маємо дані, що в середині лютого вони атакували Погребище, Прилуки, Красне та інші міста. Не виключено, що, дізнавшись про це, гетьман, аби схилити хана на свій бік, послав йому 40 тис. єфимків*, а також вирядив із грошовою казною посланців до ногайських, очаківських та бєлгородських мурз».

См. Смолій В.А., Степанков В.С. Богдан Хмельницький (Соціально-політичний портрет). К.: Либідь, 1995. С. 397.

Collapse )

Лживо, мерзко и позорно-3

В прошлом посте я писал как Брехуненко использует какие-то взаимно противоречивые слухи, считая, что их наличие является «фактом», доказывающим «предательство» крымского хана.

Такие слухи были. Вот только «предателей»-то (опять же, по слухам) было двое. Помимо Ислама Герая украинские казаки под Берестечком подозревали в «зраде» и самого Богдана Хмельницкого. Давайте же посмотрим, что напишет об этом Брехуненко. Но сначала — про «зраду» гетмана.

Грушевский по ссылкой на Костомарова писал, что в народном сознании смешалось два трагических события: поражение любимца восставших Нечая в Красном и Берестечко, произошедшие с разницей всего в пять месяцев. 

«С одной стороны, очевидно, благодаря общему мотиву разгрома разные подробности переносились с Нечая на Хмельницкого и наоборот. С другой стороны мотив подозрительного и сомнительного командования Хмельницкого, или грубо выражаясь: предательства Хмельницкого, параллельно развиваясь в обеих темах, вызвал разные смены и замены (субституции).

Повествование, записанное Костомаровым в 1845 г. на самом Берестецком поле, в с. Пляшева и недавно опубликованное в его письме с того времени, дает интересную иллюстрацию этого процесса: мотивы ссоры Нечая с Хмельницким и предательства Хмельницкого, приведшая Нечая к катастрофе под Берестечком.

У казаков была два главных предводителя, Хмельницкий и Нечай; под Берестечком они поссорились, и Хмельницкий, чтобы досадить, намеренно бросил войско».

Collapse )

Лживо, мерзко и позорно - 2

Задача, стоявшая перед Брехуненко, заключалась в следующем: доказать, что казаки почти победили, а татары предали.
Первой проблемой для доказательства этого утверждения является то, что почти все источники везде пишут о татарских атаках на польские позиции. Изредка упоминается о небольшом количестве казаков, сопровождавших татар. Однако если убрать из источников упоминания татар и оставить действия собственно казацкого войска, то выясниться, что оно действовало пассивно и почти ничем себя не проявило. Брехуненко решил проблему просто: везде, где атаковали татары, он писал про "казаков и татар" (казаков - обязательно на первое место), из чего читатель мог сделать вывод о высокой боевой активности казаков. Действия же татар в битве 30 июня он свел к бегству и помощи нуреддина казакам, хотя имели место фронтальные атаки на польские войска.
Второй проблемой является отсутствие внятных доказательств «татарского предательства». Поэтому в ход идут любые слухи, собранные современниками, независимо от их соответствия прочим источникам. И слухи о "предательстве" противоречат даже друг другу. Открываем книгу Брехуненко на с. 90 и видим:

«Вночі  розпочалися  залаштункові  ігри  поміж  Яном  Казимиром та  Іслам-Гіреєм.  Важко  сказати, звідки  виходила  ініціатива:  джерела  подають  надто  суперечливу інформацію.  Та  факт  залишається  фактом.  За  спиною  Б.  Хмельницького зав’язалися  переговори.  Повторювалася  ситуація,  щов  1649  р.  виникла  під  Зборовом.
У  коронному  таборі  опинився покойовий  писар  кримського  хана.  Вже  сама  його  поява  свідчила  про  намір  Іслам-Гірея  не  доводити  справу  до  остаточного  розгрому  війська  Яна Казимира,  достоту  як  це  сталося  і  два  роки  тому.  Про  що  реально  домовилися  вночі  представники  сторін,  достеменно  невідомо.  За  одними  даними,  йшлося  про  замирення,  а  якщо  козаки  не  погодяться,  то  хан  «допоможе  їх  самих  утихомирити  й  видасть  Хмеля  королю».  За  іншими  — Iслам-Гірей  отримав  від  короля  чималу  суму,  а  також  згоду  брати  ясир  із Правобережжя.  Взамін  обіцяв  відступити  від  Війська  Запорізького.  Та  як би  там  не  було,  усе  це  готувало  ґрунт  для  ганебного  відходу  татар  з  поля битви  наступного  дня».

Текст построен таким образом, чтобы убедить читателя, что были некие переговоры и кто-то о чем-то договорился, но о чем — неизвестно. Приводится данные то о примирении, то о захвате татарами ясыря на Правобережье. Первые «данные» — это письмо Хартунга, немецкого офицера на польской службе:

«А татарский хан держался на горе и мог обозревать всю королевскую армию. Увидев все вооруженные силы и хорошо одетых солдат, он посылает сообщить королю, что прибыл сюда не для войны, а для того, чтобы заключить договор с казаками и Речью Посполитой. Если казаки не согласятся на некоторые справедливые пункты, то он поможет их самих усмирить и выдаст Хмеля в руки короля. Король ответил на это, что он не хочет впредь верить фальшивым словам хана и совсем не нуждается в его помощи, он сам может справиться с мятежниками. Пусть он продолжает то, зачем он сюда пришел. Он скоро узнает, как г. бог смотрит на задуманное им дело».

Как видим, Хартунг пишет, что переговоры вообще не начались, ибо король отказался договариваться с ханом. Ценность этого сообщения нам неизвестна.
Второе сообщение:



Это отписка путивльских воевод в Москву, сообщавших о выходце Микитке Ананьине, который и поведал явно фантастические вещи про якобы неучастие хана в Берестецкой битве (сравните это с предыдущим сообщением Хартунга) и договор хана с королем. Неясно, правда, почему этот договор никак не отобразился в польских источниках (переговоры под Зборовом и Жванцем поляки не скрывали и подробно расписывали). Скорее это рефлексии потерпевших поражение казаков, которые объясняли для себя бегство крымских войск мифическим сговором.

То есть сообщение источника, утверждавшего, что переговоры так и не начались, используются как доказательства того, что переговоры состоялись. А сообщение источника, писавшего, что татары вообще не воевали под Берестечком и договорились за деньги грабить Правобережье, противоречат работе даже самого Брехуненко (все же признавшего, что нуреддин своей атакой спас казаков от Вишневецкого).

P.S. К предыдущему посту: в источниках таки содержится указание на то, что знамя захватили казаки, и оно было возвращено поляками при захвате казацкого табора. Так что версия Емеловского о захвате знамени татарами вовсе не обязательно верна.

Лживо, мерзко и позорно

... это мое мнение о книге украинского историка В. Брехуненко о битве под Берестечком. Такая чудовищная концентрация фальсификаций и передергиваний впечатлила даже меня - а я всякое видел. Не буду слишком много разглагольствовать, просто приведу в пример пару цитат из книги Брехуненко и покажу, как сильно он врет.
Открываем книгу Брехуненко В. Програна битва виграної війни. Битва під Берестечком 1651 року. К.: Темпора, 2013, стр. 88, описание начала второго дня битвы под Берестечком (29 июня 1651 года). Текст Брехуненко:
"Як не готувалися в таборі Яна Казимира до ймовірних ударів на флангах, але не вбереглися від ускладнень, які загрожували навіть загальною поразкою. Спершу не витримав натиску лівий фланг: полки посполитого рушення виявилися не готовими чинити впертий опір. Внаслідок цього козаки й татари «не мало шляхти у воєводстві середзькому і ленчицькому, і в землі сяноцькій і холмській зваливши, аж до допоміжної гетьманської хоругви пробилися».

То есть казаки (на первом месте, естественно) и татары (странно, что их Брехуненко вообще упомянул) наносят потери посполитому рушению и даже пробиваться к гетманской хоругви. А теперь открываем польский источник (воспоминания Миколая Емеловского, Jemiołowski M. Pamiętnik Mikołaja Jemiołowskiego towarzysza lekkiej chorągwi. Lwów, 1850), откуда и взята цитата про "не мало шляхти":



Как видим, в источнике в соответствующей цитате про казаков вообще ни слова ни сказано: крымский хан отправляет татар в бой, султаны и аги пробиваются к гетманской хоругви. Казаков, правда, Емеловский упоминает, но мельком. Это не означает, что казацкие всадники не участвовали в кавалерийской атаке татар - однако если они и были, то явно в небольших количествах, так как поляки регулярно упоминают именно татар, а не татар с казаками. И да, Емеловский пишет, что татары не только пробились к хоругви гетмана Потоцкого, но и захватили ее.

Другой пример, из стр. 89:

"Ян Казимир зазнав чималих втрат. Загинуло як мінімум 300 шляхтичів, поміж ними й декілька сановитих: галицький каштелян Адам Казановський, люблінський староста Єжі Оссолінський, волинський підстолій князь Козіка, мястковський староста Зиґмунд Лянцкоронський та інші. Ледве не наклав головою майбутній король Речі Посполитої Ян Собеський: його ледве витягла з оточення власна охорона. Козаки заволоділи прапором коронного гетьмана М. Потоцького".

А вот как должно быть (Oświęcim S. Stanisława Oświęcima dyaryusz 1643-1651. Kraków, 1907. С. 337):



Перевод на русский (с. 515):
"Многие легли в битве, а именно: Казановский, кастелян галицкий, Юрий Оссолинский, староста люблинский, Лигенза, мечник перемышльский, Николай Ржечицкий (оба последние охраняли маршала коронного, который также находился в большой опасности), Козика, богатый дворянин, единственный сын у матери; ротмистр Ермолай Иордан погиб с целого хоругвью; Ян Собесский, староста яворовский (будущий король), уже был окружен татарами и почти чудом спасся. Ранены были выстрелами: обозный литовский Ян Сапега, хорунжий галицкий Станиславский и Многие другие. Знамя кастеляна краковского взято врагами неизвестно по чьей вине; говорят однако, что по нерадению самого знаменоносца, который сам бежал невредимо, но не хотел передать знамени другому товарищу".

Освенцим не сообщает, что знамя взяли казаки, у него это сделали некие безымянные враги. Однако в контексте его рассказа становится понятно, что этим врагом были все-таки татары - Освенцим, как и другие польские авторы, пишет про битву 29 июня как про польско-татарское противоборство. Брехуненко цитирует сначала кусок из Емеловского, опуская ту часть, где сообщается о взятии гетманского знамени татарами, а потом повторяет текст Освенцима, превратив захвативших знамя "врагов" в "казаков".

И так Брехуненко написал целую книгу...

А уж какой бред ждет читателя при описании битвы 30 июня, когда хан, конечно же, будет объявлен предателем...

Опыт борьбы со степной угрозой

Расположенные на западной границе Великой Степи, народы и государства Восточной Европы веками подвергались давлению со стороны степняков. В контексте изучения военной истории региона представляется важным опыт одной из восточноевропейских стран по отражению набегов из степей, вынужденной на протяжении значительной части своей истории бороться с восточной угрозой. Эти нападения приводили к гибели и пленению тысяч жителей, угону скота и разрушению экономики. Борьба с набегами привела к созданию оборонительной линии, прикрывавшей внутренние районы государства. Власти активно вели крепостное строительство, пытались переманить степняков на свою службу - с целью не только усилить собственные войска опытными наездниками, но и заполучить живой щит со стороны Степи, используя одних степняков против других. Необходимость вела к совершенствованию технологий - осознавая важность огнестрельного оружия в сражениях с всадниками, правители уделяли большое внимание его закупке и производству, насыщая свои оборонительные рубежи пушками и ружейной пехотой.

Collapse )