Количество невольников в Крыму

Сколько в Крыму было свободного населения, хотя точно неизвестно, но приблизительно все же подсчитывается. А как же рабы? Сколько было их? Обычно на ум приходят запредельные величины, называемые Эвлией Челеби, но есть ли более реальные данные? Есть. Сначала — ссылки и цитаты.

Kizilov M.B. Reports of Dominican Missionaries as a Source of Information about the Slave Trade in the Ottoman and Tatar Crimea in the 1660s //Osmanlı Devletinde Kölelik: Ticaret–Esaret–Yaşam. Eds. Zübeyde Güneş Yağcı, Fırat Yaşa, and Dilek İnan. Istanbul, 2017. pp. 103-116. C. 115:

"The letter of Polish prisoners from Bahçesaray mentioned thatin 1660 there were approximately in 40.000 Polish slaves the Crimea 47. In 1744 the number of Polish prisoners in the pen-insula was around 45.000 48.

In view of these data it comes as a surprise that accord-ing to Francesco Piscopo there were… only about 700 Catho-lic slaves living in the Crimea the 1660s 49. This incorrect number can be explained by two factors: 1) he did not include into his account the slaves of Orthodox denomination who were perhaps more numerous than those of Catholic faith; 2) whilevisiting the Crimea he was not allowed to travel around thecountry and collect precise numerical data regarding the number of slaves".

Ссылки: 

47 Ambrosius Eszer, “Neue Forschungen,” p. 219.

48 M. Inglot, “Misjonarze jezuiccy na Krymie od początku XVII do połowyXVIII wieku,” Polacy na Krymie, ed. E. Walewander, Lublin 2004, p. 198.

Collapse )

1736

1736 год был годом весьма необычным в истории Крыма. Русская армия, отбив дважды сильные атаки крымских татар, промаршировала от границ через Перекоп и до самого Бахчисарая. Это произвело большое впечатление на людей. После сожжения русскими Бахчисарая 17 июня к ним перешел французской консул в Крыму Адам Эворка, который сообщил Миниху ряд любопытных подробностей о внутреннем состоянии Крыма. 

См. Брун Ф. Крым в половине XVIII столетия. Одесса, 1867

В частности, он сообщил, что хан имеет под началом 200 тысяч войска, но к моменту захвата Бахчисарая осталось не более 30 тысяч, да и то преимущественно ногайцев (о чем сообщал и польский шляхтич Анджей Буковский, явившийся к Миниху вместе с Эворкой, см. стр. 27, 28). Но особенно любопытны его сведения о военном совете в ханской ставке: «после отступления от Перекопа был собран большой военной совет, но на нем ничего или весьма мало было решено, поскольку все согласились, что русские уже не были такие, как прежде, когда сотня из них бежала перед одним татарином» (стр. 26). 

Вероятно, именно эти слова Эворки сподвигли позднее Миниха записать: 

Collapse )

Об очередном стереотипе

Есть такая точка зрения (ошибочная, имхо), что успешная оккупация Крыма русской армией в 1771 году доказывает, что ханство находилось в упадке, изжило себя, крымские татары уже давно ничего не хотели, кроме как срочно стать подданными Екатерины и т.д. Как по мне, кампания 1771 года показала скорее то, что и так было известно: легкие войска против регулярной европейской армии в прямом бою выглядят не очень эффективными (по крайней мере, сами по себе, без поддержки регулярных войск). Вот пара цитат, первая про противодействие прусской армии австрийским гусарам и пандурам в годы Силезских войн, вторая про русских казаков и Старую гвардию Наполеона.

Фридрих II, «Наставление о военном искусстве к своим генералам»: 

«Гусары и пандуры страшны только тем, кто их толком не знает. Они только тогда храбры, когда надеяться получить хорошую добычу или нанести удар, не предвидя для себя опасности. Они могут во-первых угрожать конвоям и обозам, а во-вторых, войскам, которые вынуждены быстро отступать. Нашим войскам незачем их боятся, но нападения гусар и пандуров все же препятствуют маршу и наносят ущерб войску». 

Денис Давыдов, «Дневник партизанских действий»:

Collapse )

Про Канжал

Из статьи Тептеев В.Т. «Велено Кубань его царскому величеству покорить или разорить»: участие калмыков в русско-турецкой войне 1710 – 1711 годов // Новый исторический вестник. 2018. № 2 (56). С. 103-120

Стр. 108: «Аюка сделал существенное добавление о высоком военном потенциале кабардинцев: «кабардинское де войско столь сильно, [что] в прошедшем де годе крымцы и кубанцы ходили на Кабарду все войною, а с ними де был крымскова хана сын, и кабардинцы де их збили и ханова сына в полон взяли и со ста человек лутчих мурз побили; и за договором де они, кабардинцы ханова сына отдали назад». Конечно, речь здесь шла о Канжальской битве 1708 г., в результате которой кабардинцы во главе с князем Кургоко Атажукиным нанесли поражение 35-тысячному крымско-кубанскому войску хана Каплан-Гирея I».

Откуда Аюка получил сведения о гибели приблизительно сотни мурз сказать не берусь, то ли от кабардинцев, с которыми он поддерживал тесные контакты, то ли еще откуда-то. Но если принять это сведения на веру, то картина складывается такая. 

В ханстве счет мурзам шел на многие сотни. Одних только ширинских и мансурских мурз было с полтысячи. То есть и в этом случае об «уничтожении» речи не шло.

Еще. Из статьи Кочегаров К.А., Сень Д.В. «Крым не помнит столь крупного поражения…»: Поход крымских татар на Кабарду и Канжальская битва 1708 г. в польских и украинских источниках начала XVIII в. // Исторический архив. 2015. №4. С.12–25

Collapse )

Расход стрел и мобилизации

Боплан, желая показать, как метко стреляют татары из луков, сообщил, что с 60-100 шагов они не промахиваются по человеку (см. тут, стр. 25). Это сильное преувеличение, а вот более реальные картины:

См. статью: Аваков П.А. Оборона Крынкской слободы в 1711 г. (эпизод из истории русско-турецкой войны 1710–1713 гг.) // Война и воинские традиции в культурах народов Юга России (VII Токаревские чтения): Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Ростов-на-Дону, 11–12 мая 2018 г.) Ростов-на-Дону, 2018. C. 95-105.

На стр. 100-101 — описание штурма 2 февраля 1771 года. Казаки (70 человек) три часа отбивались от якобы 10-тысячного кубанского войска (плюс 300 некрасовцев). При этом 40 крынкцев было ранено (про убитых не сообщается), татары потеряли 80 человек (по данным крынкцев). После битвы казаки собрали около 3500 стрел, из которых 506 поломанных отправили в Троицкий, а 3000 целых оставили себе. Почти 100 стрел на одного раненого.

Это, кстати, нормальное дело: под Ходовым (1694) поляки потеряли несколько десятков человек, а татарских стрел только целых собрали несколько возов (см. тут, стр. 230-231). Под Зборовым (1649), по сообщению Якуба Михаловского, все поле перед польскими всадники было усеяно стрелами словно колосьями, а потери составили всего несколько человек. 

Collapse )

Сеймены в крымскотатарском фольклоре

В фольклоре ряда народов, имевших продолжительный опыт взаимоотношений с крымскими татарами, сеймены - это явно нехорошие персонажи. Черкесы даже в XIX веке называли сейменами грубого, строптивого человека, в караимском и балкарском фольклоре сеймены - это разбойники и насильники. В крымскотатарском фольклоре, судя по всему, положение ханской регулярной пехоты было совершенно иным. По крайней мере в одном старом сборнике песен попалась песня про то, что девушка мечтает выйти замуж за сеймена, потому что они такие молодцы и удальцы (может, где-то еще что-то про сейменов выплывает, все-таки крымский фольклор в куче всяких работ представлен):



Сборник, кстати, интересный: в одной из песен строчка на крымскотатарском о том, что на крымской земле у татар будет государство перевели рядом на русский в коммунистическом духе (мол, нам хорошо и так). Сборник-то еще при СССР вышел.

Новое - хорошо забытое старое

Нашел статью о Солхатской битве 1434 года: Андронов Е. Кондотта против Орды. Столкновение цивилизаций на поле боя // Military Крым. 2018. №1 (35). С. 3-6.
Как я понял, это пересказ Д.А. Селиверстова. Списка литературы нет, ссылок тоже. Правда, само описание битвы сильно разнится от реконструкции Селиверстова (прошу прощение за качество):



Даже не знаю, что и сказать. Слишком уж смелая концепция. Про катафрактов Хаджи Гирея (вроде как историки в массе своей согласны, что его в тот момент в Крыму не было?), снесших шоковым ударом генуэзский авангард первый раз слышу.

Хорек душит медведя, смотреть без регистрации и смс

В книжке некоего А.В. Тюрина «Русские — успешный народ» автор долго рассуждает на тему ужасных набегов ужасных крымских татар. Казалось бы обычная пропагандистская агитка (собсно, не менее 90% того, что можно найти о крымцах в Рунете — это ксенофобские агитки, начиная со школьных российских учебников и заканчивая глубокомысленными рассуждениями «экспертов»). 

Но вот название одной из глав понравилось: «Крымский зверь терзает Россию». Прямо перед глазами встает образ жеводанского зверя, терзающего молодую, несчастную пастушку. Каков же был этот кошмарный монстр, столь беспощадно терзавший Россию?

Отчасти понять это можно по нескольким цитатам.

Поясняя ногайскому бию Исмаилу нежелание Ивана Грозного посылать многочисленную рать на ханство, русский посол должен был передать слова своего царя: «И таким ратем великим как возможно будет прокормитися? А Крым - место невеликое, яз сам гораздо знаю». См. Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Казань: Татарское книжное издательство, 2006. Стр. 170.

А вот цитаты после 1783 года. Памятная книга Таврической губернии, изданная Таврическим губернским статистич. комитетом / Сост. под ред. К.В. Ханацкого. Вып. 1. Симферополь, 1867. Стр. 2:

«Кто в наше время, без свидетельства истории, поверит, что этот клочок степи и гор, это незаметная точка на безмерном русском царстве, был столько лет вертепом, где рождались крымские наездники, и куда они возвращались, напитанные кровью и обремененные грабежом славян?».

Collapse )

"Аксиома Грамона"

Участник похода короля Яна II Казимира на Левобережье (1663-1664) Грамон описывал отступление польско-литовских войск обратно за Днепр прямо в духе 1812 года (стр. 29):

«Этот ужасный марш мы вынесли две недели. После него мы оказались в виду Могилева — мы, т. е. несколько человек из армии, так как об остальных не было ни слуху. Полки в 800—900 человек пришли самое большое в составе 60-ти или 80-ти, и в истории истекших веков нет ничего, что можно бы было сравнить с состоянием такого разгрома. Было потеряно более 40.000 коней, вместе с легкою кавалерией и обозом, и без преувеличения — три четверти армии. Что касается меня лично, то из бывших у меня шести повозок и шести коней, у меня осталась только одна татарская лошадь, которую я нагрузил боченком водки. Вот какова была развязка кампании короля Польши, в которую он вступил с могущественной армией в 130.000 человек, с которою он взял бы Москву и прогнал царя в Сибирь, если бы следовал совету мудрых людей и в течении около двух месяцев не делал самых ложных шагов, под влиянием предателя, деспотически им управлявшего».

Если бы у нас не было иных источников, можно было бы сделать вывод о невероятных потерях и ссылаться на мнение участника кампании (типа раз он был в рядах польских войск, то говорил правду и ничего кроме правды). Есть, правда, и другие источники. 

Collapse )

Быстрота - залог успеха?

Общим местом в исторических источниках стало подчеркивание быстроты маршей крымских татар. Особенно это самое подчеркивание было актуально для военачальников, которые не сумели эффективно противостоять очередному набегу. Вот мол только пошли на них, а они как пули убежали и как ты их догонишь? Вот правда есть некоторые скептические соображения.

См. Вирський Д. Кримськотатарське військо в поході 1575 р. (за Б. Папроцького «Історією жалісною...») // Проблеми історії країн Центральної та Східної Європи. 2016. № 5, стр. 80, описание переправы татар через Днестр:

«Татари, «не чекаючи з Гетьманом забави», організували переправу на правий молдавський берег Дністра – «Милю велику з полоном йшли через таку швидку воду». Пощастило їм і з погодою для переходу через річку – «фортуна їм нещасна служила / що на прудкій воді й вівця не втопилася». Переправа розпочалася у «середу» (15 жовтня?), а в «четвер» вже «Погани Дністер точно перелетіли».

Вам не показалось — татары шли с овцами, и захватили они их в 1575 году превеликое множество. Стр. 83:

Collapse )