ametsheykhumer

Category:

Цены и рабы

С места в карьер — большая цитата. Согласно д'Асколи (русский перевод 1902 года, стр. 115-116) на 1634 год ханская казна пополнялась следующим образом: «Доходы хана, от портовых городов, соли и податей, могут доходить до ста тысяч реалов. Хан получает еще очень много десятины с ржи и пшеницы и с невольников, приводимых татарами с войны, невольниками же или с их стоимости. Кроме того, он чеканит монету, аспры, полумедные полусеребряные. Ханы не желают, чтобы аспры падишаха ходили в Татарии даже в Каффе и в других местах, ему подвластных, потому что у этих ханов имеется избыток своих. Ещё менее желательно хану, чтобы ценность реала превышала 80 аспров, потому что его аспры не ходят вне Татарии. Купцы, приезжающие из Константинополя, Азии или Персии, либо едущие туда, постепенно изменяют ценность реала, повышая ее до 90, 100, 120 аспров и доводя до 160 аспров, т.е. двойной цены, как именно видим в настоящее время. Товары становятся очень дорогими, а всего хуже то, что при переплавке этих 160-ти аспров не получается стоимость реала. В подобном случае хан, видя падение своей монеты, чеканит новые аспры, с иным изображением, а затем рассылает их, куда 20 тысяч, куда 30 тысяч, куда больше, куда меньше, во все главные города, по цене 80 аспров за гросс (grosso), а взамен требует столько же реалов. При мне, за последнее десятилетие, аспры менялись пять раз, к великой выгоде хана, но в ущерб его подданным.

Падишах отпускает хану ежегодного жалования шесть тысяч реалов, получаемых им из портовых доходов.

Князь Богдании обязан доставлять хану 12 бочек меду в год, для приготовления напитка, принимая на себя расходы по отправке их на волах внутрь Татарии.

Великий князь Московский (I Gran duka di Moscovia) ежегодно отправляет хану 8 тысяч реалов своей монеты, называемой нократ (Nocrat), по 60 реалов, и кроме того множество тюков собольих шкур, называемых самур (Samur), и других дорогих мехов, для самого хана, султанов, султанш, ханских жен и главных сановников, стоимостью доходящих до 25 тысяч реалов. Это посылается для того, чтобы татары не делали набегов, но они, получив дань, все-таки вторгаются туда. Так, за последние десять лет, татары, с согласия хана и даже по его приказанию, ходили шесть раз, а Москов (Moscovo), во избежание худшего зла, не может не посылать.

Поляк (Polacco) тоже имел обычай посылать хану, с той же целью, 30.000 реалов, деньгами и тканями, но, видя, что не взирая на это татары являлись грабить, уже 30 лет как прекратил посылку». 

Каково было соотношение указанных монет и что на них можно было купить из продовольствия, можно узнать в том же тексте, в примечании 34. Учитывая приведенные Бертье-Делагардом расчеты по ценам и монетам, сравнивая их с ценами по кадиаскерским книгам можно приблизительно посчитать, что:

— Доход хана на 1634 год, если сведения д'Асколи верны, это около 160 тыс. реалов, то есть 12 млн. 800 тысяч акче (без десятины с урожая и рабов). Более подробная разбивка по статьям дохода есть за очень поздние времена (Шахина Гирея). Один раб в начале XVII века стоил 1800-3000 акче (по кадиаскерским книгам — 30-50 хасене, 1 хасене — 60 акче). Это были огромные деньги, на них можно было целую семью год кормить и еще осталось бы. Годовой доход хана (без десятины и рабов) — это цена 4-7 тыс. рабов (если в 1634 году они стоили также, как и в начале века). Историки обычно считают, что в первой половине XVII века татары ежегодно захватывали в ясырь около 10 тыс. человек с Польши и России. Учитывая, что хану уходило 20% добычи, получим 2 тыс. рабов, а с потерями в пути — допустим 1,5 тыс. — соответствует 2,7-4,5 млн. акче по внутрикрымским ценам. 

— Конечно, часть невольников отдавали на выкуп, зарабатывая на этом хорошие деньги, но обратно, домой, выкупали лишь немногих, так что даже с ними доход вряд ли превышал 5 млн. акче. То есть для ханской казны прибыль от работорговли была весьма внушительной, но не составляла и половины всех доходов, скорее от четверти до трети дохода. Но это, думается, будет слишком завышено: часть невольников оставляли работать на себя, а не продавали — в собственности у хана находились тысячи рабов, плюс значительную часть хан дарил своих приближенным. Реальный доход хана от работорговли вряд ли превышал процентов 20 от его остального дохода. Неудивительно, что, несмотря на активное муссирование тезиса о «работорговле как основе экономики Крымского ханства» никаких расчетов адепты этого тезиса не делают, ограничиваясь общими словами, хотя базис для таких расчетов есть, пусть и не очень мощный. Цены на еду, скотину и одежду в Крыму известны? Известны. Стоимость раба? Известна. Было бы желание, можно было бы подсчитать, что реально имеют зловещие «крымские рабовладельцы» от своей работорговли. 

— Учитывая приведенные по ссылкам расчеты, можно условно оценить 1 русский рубль как 2 хасене (1 акче — это 0,75 копеек, а 60 акче — 1 хасене). По Соборному уложению 1649 года следовало платить выкуп: за дворянина и сына боярского – 20 руб. с каждых 100 четвертей земли его поместного оклада, за московского стрельца – 40 руб., за стрельца и служилого казака украинных городов – 25 руб., за посадского человека – 20 руб., за пашенного крестьянина и за холопа – 15 руб. Получается, что за посадских и крестьян платили по ценам, соответствующим внутрикрымским, то есть 30-40 хасене (в теории, на практике — часто дороже), а вот за знатных — намного дороже.

— В то же время, учитывая соотношение цен, можно сделать вывод, что удачный набег был реальной возможностью для бедняка стать человеком среднего достатка, а для «середняка» — стать богачом. В кадиаскерских книгах за 1608-1613 годы мы видим, что после смерти обычного крымца оставалось имущества на 100-200 хасене, а рабы стоили 30-50. Для сравнения — цитата из более раннего поста: в Карасубазаре в 1683-1744 годах  подавляющее большинство горожан обладало имуществом на сумму до 500 гурушей и лишь 3 из 250, по которым есть данные — более 5000 гурушей, рабы стоили от 50 до 250 гурушей. 

Один успешный набег — и вы уже другой человек. Но тут уже много «но»: если набег действительно будет успешным, если кони не помрут (а гибель 1-2 коней — это уже существенный расход), короче это была своеобразная лотерея. А если принять во внимание, что в набегах участвовало меньшинство, что большие набеги с многими тысячами участников были редкостью, в работорговлю как основное занятие крымских татар что-то не верится. А те, что ходят в набеги, в случае взятия напрокат оружия и коней еще и делится с «арендодателем» должны, и пошлины платить за продажу, и хану его долю отдать...

По Пейссонелю в середине XVIII века доход хана — 128 тыс. 300 пиастров (см. Пейссонель Шарль Клод де. Записки о Малой Татарии. Днепропетровск: Герда, 2009, стр. 17), а рабы стоили от 60 пиастров до 5-6 тысяч (Западно-Кавказские горцы и ногайцы в XVII столетии по Пейсонелю. Материалы для истории Западно-Кавказских горцев // Кубанский сборник. 1891. Том 2. С. 3-35. С. 12). Даже по нижней цене ежегодный ханский доход эквивалентен цене 2 тыс. рабов. Но Пейссонель также сообщает, что «Рабы представляют собой товар, цену которого определить невозможно», ибо они разных возрастов, внешности и т.д. и потому цена скачет так сильно. Следует учитывать, что Пейссонель писал в то время, когда набегов было совсем мало, и то на черкесов, то есть рабы, вероятно, были заметно дороже, чем в XVI-XVII веках.

Это — предварительный набросок, всерьез эту тему нужно копать долго (подключая например цены на рабов и товары в Крыму по сообщениям русских послов, учитывать «плавающий» курс монет и т.д.). Как бы то ни было, «есть куда стремится», и стоит лишь выразить сожаление, что такую интересную тему так слабо копают.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened