ametsheykhumer

Category:

Герберштейн в рядах опричнины или Почему Молодинский миф - это плохо

Нездоровый интерес российской общественности к Молодинской тематике вызвал к жизни большое количество низкокачественных публикаций. Давно хотелось пройтись по таким «исследованиям» (или стоит сделать обзор целого вороха их для какого-нибудь журнала), а пока вот вам очередной шедевр историографии: Краснянский Д.Е. Битва при Молодях: начало трансформации Московского царства в Россию // Инновации в гражданской авиации. 2016. № 3. С. 87-93. Нет, в статье все же отсутствуют самолеты, несмотря на название журнала (впрочем, присутствуют некоторые не более реальные подробности).

Если вкратце, то автор победил под Молодями, но потерпел поражение в борьбе со здравым смыслом. А если подробнее, то наш историк (из Московского гражданского технического университета гражданской авиации) решил порадовать ни в чем не повинных читателей свежими новостями с поля давно прошедшего сражения. Итак...

...Начинается статья с ритуального плача по «незнаменитости битвы». Не знаю, понимают ли авторы очередной 9000-й статьи о Молодях, что это уже звучит как-то трагикомично. Автор сообщает: «По своему историческому и военному значению для нашей страны эта битва находится в одном ряду с Куликовским сражением 1380 г., освобождением ополчением Минина и Пожарского Кремля в ноябре 1612 г., Полтавской баталией 1709 г., Бородинской битвой 1812 г., битвой за Москву осенью 1941-го, Сталинградским сражением. При этом данная битва не попала в школьные учебники русской истории, и, следовательно, мало кто из не профессиональных историков, военных или любителей исторических древностей вообще про нее слышал. Но и историки не спешат посвящать этому сражению хотя бы несколько страниц профессиональных книг, в которых описаны подвиги Бородино или Куликовской битвы». Как видим, перечень довольно длинный, а не как обычно — Куликово поле да Бородино. Я вообще не припомню ни одного учебника по истории России последних лет, где не писалось бы про Молоди, но автору виднее. Краснянский не в курсе про публикации В.В. Пенского, А.В. Малова, А.В. Виноградова и ряда других авторов.

На той же 87-й странице автор показывает удивительное знание истории России, считая, что Новгород был присоединен при Иване IV (а не при Иване III, как думают зловредные критики). 

На стр. 88 нас радуют вот таким пассажем: «Но другая часть элиты и громадное большинство жителей страны желали другого – усиления царской власти и бюрократии с обузданием аристократии». К сожалению, в тексте нет никаких ссылок на данные социологических исследований времен Ивана Грозного, способных подтвердить утверждение о политических предпочтениях «громадного большинства жителей страны».

На той же странице: «В силу того что политические противники царя Адашев, Сильвестр видели приоритетным решение южного вопроса – борьбы с Крымским ханством и окончательной ликвидации угрозы кочевых набегов...» — и хотели ответить на кочевые набеги оседлым наступлением.

Настоящий пир духа — это расчеты по численности войск. Даже я, видавший виды в дебрях российской Молодинской мифологии, был впечатлен. Стр. 88-89: «Многие из тех, кто описывает сражение, указывают, что армия Девлет I Гирея насчитывала 120 тысяч воинов (80 тысяч крымцев и 40 тысяч османов), а земско-опричное войско московитов порядка 50–60 тысяч бойцов». К сожалению, не имею ни малейшего понятия, кто эти загадочные «многие из тех». 40 тыс. османов — это оригинально.

Стр. 89: «Если внимательно ознакомиться с архивами османов и крымчаков, можно увидеть, что в этот период максимальный мобилизационный потенциал Крымского ханства с его вассалами не превышал 40–50 тысяч человек [3]. Османов в армии Девлет Гирея либо не было вообще, либо имелось всего несколько тысяч человек – об этом также недвусмысленно говорят турецкие архивные данные. В результате максимально в набег на Москву Девлет Гирей собрал примерно 54 тысячи человек, что тоже для конца XVI века совсем не мало». Знаете, я был бы тоже не против ознакомиться с архивами «крымчаков» на тему Молодей (да и вообще, откуда взялась мода называть крымцев крымчаками, крымчаки ведь — это отдельный народ). «Примерно 54 тысячи крымчаков» — это даже звучит восхитительно.

И на той же страницы мы узнаем шокирующие подробности из жизни Герберштейна: «Нельзя забывать, что в царской «опричнине» было немало иноземцев, например, Штаден, Герберштейн, которые, вернувшись домой, написали мемуары, в которых крайне тенденциозно описывали «московские» реалии». Кстати, герберштейновские же впечатления о поездке в Россию у автора занимают аж первый пункт в списке литературы из 4 наименований. Да и то их автор по ходу не читал.

И там же: «Общей тенденцией официальных историков после 1613 г. стало изображение Иоанна IV как «царя-психопата», «убийцы», «больного», хотя кроме темных красок в его правление было много и вполне позитивного. Поэтому сражение при Молодях, имевшее место в период правления столь дискредитируемого самодержца, с неизбежностью подвергалось умолчанию и замалчиванию». Любители жаловаться, что галактическое значение Молодей отрицалось из-за того, что победили при Грозном, задумываются о том, что взятие Казани ни капельки не замалчивалось — несмотря на «царя-психопата»?

Стр. 91: «Но успех похода 1572 года был крайне опасен для будущности Московского государства. Если бы он удался, после успешного похода 1571 года, можно было бы повторять такие набеги каждый год, истощить потенциал Руси» — подозреваю, что походы такого уровня каждый год скорее истощили бы потенциал Крымского ханства. 

Но по-настоящему владением материалом всплывает при описании самой битвы. Стр. 91-92: «Крымский хан приказал подтянуть свою артиллерию, чтобы на расстоянии поразить вагенбург, но предусмотрительный Воротынский послал татарам в тыл казачьи отряды, которые перехватили пушки и утопили их в реке». Где-то там же попутно были утоплены критический анализ источников и логика.

Стр. 92: «1 августа начался второй и решающий натиск. Гуляй-город был атакован спешенным ополчением, а затем регулярной пехотой. Это был главный козырь Девлет Гирея, который должен был решить исход сражения. Ополченцы должны были измотать противника, профессиональная пехота – прорвать оборону и добить обороняющихся. Постепенно все наличные силы степняков втянулись в сражение. Хворостинин со своим полком отчаянно сражался в гуляй-городе. По данным ряда источников из шеститысячного опричного отряда к концу сражения погибнут почти все!». Источники всего этого беспредела, впрочем, мужественно молчали на допросах и отказывались называться, отчего и остались безвестными. 

И последствия были не менее волшебны: «После радикального разгрома на берегах Оки крымские татары больше ни разу реально не угрожали русской столице. Это был последний поход татар на Москву. Крымское ханство, занимавшее в начале 1570-х гг. огромные территории: на западе от устья Дуная, причерноморские степи, на востоке до волго-донской излучины, стало постепенно разрушаться, отказавшись от борьбы за доминирование с Московским государством». Это слишком прекрасно, поэтому даже воздержусь от комментариев.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened