ametsheykhumer

Category:

Татарское войско в набеге 1575 года

Набег осенью 1575 года является одним из наиболее известных и раскрученных (как современниками, так и историками) татарских набегов на польско-литовские земли.

Но какие же силы его произвели? Некоторые польско-литовские современники по привычке называли огромные числа, например, Стрыйковский оценивал татарское войско в 121 тысячу. Польский историк М. Плевчиньский писал о 30 тысячах (Plewczyński M. Wojny i wojskowość polska w XVI wieku. Tom II. Lata 1548-1575, с. 272). Украинский историк Д.С. Вирский полагал, что речь шла о 30-40 тысячах (см. тут, с. 70).

Более правдоподобные данные сообщал русский посол в Крыму И. Мясоедов, который указывал, что «было с царевичи людей 13000» (Посольская книга по связям Московского государства с Крымом. 1571-1577 гг. М.: Издательский дом Марджани, 2016. с. 206). Похожую оценку дает Л. Горецкий: « в октябре 1575 года он (т.е. турецкий султан) отпустил в Русь 11.000 крымских татар, которые опустошили эту страну на 40 миль» (см. тут, с. 135).

Конечно, может показаться странным, что всего лишь 11-13 тыс. татар произвели такой ужас и погром. Но, во-первых, по меркам эпохи и региона и такое войско было вполне себе большим, во-вторых, силы поляков были еще скромнее — по данным М. Плевчиньского кварцяное войско насчитывало всего 2800 человек (Wojny i wojskowość..., c. 277).

В пользу «скромных размеров» армии вторжения говорит и то, что после получения известий (оказавшихся, впрочем, ложными) о поражении «царевичей», хан Девлет Гирей и калга Мехмед Гирей двинулись к Ислам-Кермену, для прикрытия переправы возвращавшихся из набега выживших его участников, «татар выбрав всех по человеку с дыму» (Посольская книга..., с. 205-206). То есть по-настоящему «плотная» мобилизация была произведена уже позже, а в сам набег, соответственно, отправились меньшими силами.

P.S. Хан, кстати, сначала в набег отправлять войска не хотел: «царь крымской писал к турскому царю, что ему итти на литовского не на чем, — что конми опали и голод в Крыме великой. Потому на весне и не пошел в Литву» (Посольская книга..., с. 204). То есть «голодная теория» (татары идут в набеги, потому что им нечего есть) — это палка о двух концах. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened