ametsheykhumer

От "дани кровью" к "дани деньгами"

Традиционно взаимоотношения крымских татар и украинцев строились на крепком фундаменте из войн и набегов. Но с 1648 года ханство по отношению к Войску Запорожскому начинает играть роль «полупротектора, полусоюзника» (определение Газина). Прежние модели поведения нуждались в корректировке. Теперь союзников грабить было нельзя (но если очень хочется, то можно — но не в качестве основы взаимоотношений, а как побочное следствие дружбы). Проблема получения экономического дохода с украинских земель перешла в плоскость дипломатии. При Хмельницком и его преемниках украинская сторона брала на себя оплату военных услуг крымцев и их продовольственное обеспечение. С 1660-х гг., с усилением крымского влияния, эта система трансформировалась. Для поддержки тех или иных гетманов крымские отряды располагаются на украинских территориях целыми гарнизонами, для чего восстанавливается сбор «стаций» (за основу были взяты стации, получаемые польские жолнерами). Жалобы на буйства татарских гарнизонов были, но, с другой стороны, это ведь было обычным делом (буянили не только татары). Есть даже сведения о чеканке специальных монет для содержания татар и некие «карточки хана», по которым ханские воины получили продовольствие от русинов (о чем я уже упоминал ранее).

В январе 1668 г. на старшинской раде в Чигирине было принято решение платить дань Стамбулу и Бахчисараю с обоих берегов Днепра. По мнению Т. Чухлиба «с этого времени Правобережная Украина находилась под международным протекторатом не только Османской империи, но и Крымского ханства» (Чухліб Т. "А буде Черкаська земля Нам Великій Аділ-Гіреєвій Царській Величності учиниться в підданство...": спроби протекції Криму над Україною (1660 - поч.1680-х рр.). С. 119).

Окончательное включение Украины (Правобережной ее части) в орбиту османского влияния в 1669 года не означало, что ханство оказалось на обочине. Крым в отношении ее по-прежнему сохранял некоторые права экономического характера. Так, побывавшие в Крыму русские дипломаты Н. Зотов и В. Тяпкин писали: «от Волоского и Мултянского Господарей и от Юрашка Хмелницкого привозили годовые ж подати, ефимками и золотыми и сукнами и атласами и иными вещами» (Статейный список стольника Василия Тяпкина и дьяка Никиты Зотова, посольства в Крым в 1680 году для заключения Бахчисарайского договора. Одесса, 1850, с. 238-239). То есть Юрий Хмельницкий, подобно Молдавии и Валахии, признававших верховный сюзеренитет султана, но плативших и Крыму, также высылал дань в Бахчисарай. 

Таким образом, Крымское ханство выстраивало отношения с Войском Запорожским на основе замены насильственного обогащения посредством угона населения планомерным сбором денег и продовольствия. Приток денег в какой-то степени компенсировал элите недополучение прибыли от продажи ясыря с территории протурецких/прокрымских гетманов, а систематические (но упорядоченные) реквизиции скота и зерна у населения шли на содержание войск. При этом эксцессы были, а ясыря все равно набирали немало (гетманы отдавали в качестве платы населения тех населенных пунктов, что не признавали их власть).

Поток «экономической помощи» шел и в северном направлении. Ханство одно время даже спонсировало запорожцев во времена гетманства Суховиенко, когда крымцы и сечевики в одном строю пытались утвердить свою креатуру на чигиринском «троне». Иван Серко вспоминал: «крымский хан со всего Крыма хлебные запасы сбирал и к нам на кош присылал; да и теперь, если б хотели, будет присылать». Позднее, (со слов Ивана Самойловича) в 1677 г.,  хан Селим I Герай прислал на Сечь послов «с тем, что он хан пришлет ему в Сечю и в Кодак многие хлебные припасы и всякого борошню казакам, и самопалов и зелья и свинцу» (АЮЗР. Том 13, с. 330). 

В общем, сам характер отношений не был застывшим и постоянно менялся, и не только в формате «раньше враги — сейчас друзья», но и в экономическом плане.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened