ametsheykhumer

Categories:

О польских рабах в Крымском ханстве

Вышла новая статья М. Кизилова о рабстве в ханстве — на этот раз о польских невольниках в Крыму в XVII веке. Статья получилась хорошая и стоящая. Как по мне — это самая добротная работа Кизилова на тему рабства.

См. Kizilov M. Polish Slaves and Captives in the Crimea in the Seventeenth Century // Acta Orientalia Hungaricae. 2020. № 73:2. С. 251-265.

Автор показывает, что тема рабства очень широкая. Приводится также много ценной информации о повседневной жизни рабов, полной лишений и трудов,, их тяжелом пути в Крым, скудной пище (с. 257) и путях освобождения из рабства. Рабов не часто истязали, в основном если те не выполняли свою работу или плохо себя вели (с. 258). Им также позволяли участвовать в религиозных службах и жениться (с. 258).

Не было черно-белого мира в виде «мусульман-угнетателей» и «христианских жертв»: христиане в ханстве (и караимы, кстати тоже) сами владели рабами-христианами (с. 256-257, что в узкоспециализированных работах периодически упоминается, а вот широкие массы вряд ли об этом знают). Более того, Кизилов упоминает, что рабы-православные часто ненавидели и третировали рабов-католиков, которые чувствовали себя «рабами рабов» (с. 257). Иезуит Франтишек Згода, в 1611 году попавший в неволю, бежал в Валахию, но валахи продали его обратно крымским татарам (с. 256). Бывшие ясыри, добивавшиеся высоких постов в ханстве, иногда агрессивнее вели себя по отношению к христианам, чем мусульмане, и даже становились эксплуататорами — автором упоминается бывший раб-поляк из села Конграт, работавший надзирателем за рабами (с. 260).

Статья, словом, интересная, впрочем, есть к чему придраться. Вот цитата по поводу того, что при Исляме III Герае было захвачено в ясырь 250 тыс. евреев из Польши: «Despite the fact that such information was an obvious exaggeration, it gives the idea of the number of captives taken during such raids» (с. 255). Я не очень понимаю, как мы можем составить представление о количестве чего-либо, если исходные данные завышены в неизвестное количество раз. Кизилов традиционно крымских татар не любит (и в этой статье отзвуки этой нелюбви есть — см. «predatory incursion»/«хищнические набеги» на стр. 255, навевающие воспоминания о бренде «хищники», используемом российской литературой имперского периода по отношению к разнообразным тюрко-кавказцам). Со ссылкой на доминиканского монаха Франческо Пископо (1660-е гг.) автор сообщает, что польский язык был вторым по распространенности в Крыму после османско-турецкого (русины и московы тоже его понимали) и что сами татары начинали понимать польский из-за обилия ясырей (с. 254) — но странно, что крымскотатарский был менее популярен, неужели простые крымцы в быту пользовались османско-турецким? Сомнительно. 

Кстати, Кизилову перестала нравится оценка в 40 тыс. рабов-поляков в 1660-е годы: «The letter of Polish prisoners from Bahçesaray mentioned that in 1660 there were approximately 40,000 Polish slaves the Crimea (Eszer 1971: 219). This number, however, should be taken with a grain of salt as it was based on a hearsay» (с. 255).

Ну и немного выводов. С. 264: «Condition of a slave’s everyday life depended largely on the good (or bad) will of his owner. Although the social position of a slave was usually extremely inferior, it seems that slave owners very seldom tortured or beat their ‘live property’ without a good cause. Furthermore, the slaves usually had some limited free time and could even attend Christian services in the churches of the Crimea’s large urban centres».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened