ametsheykhumer

Минута откровенности

Я как-то упоминал, что польские власти в переговорах с Крымом делали удивленные глаза на реплики о необходимости выплачивать дань. «Мы дань не платим, это всего лишь упоминки». Но при этом между собой (или — в минуты дружеской откровенности — с русскими) они вполне признавали истинный характер выплат. Вот еще примеры:

См. Wolski R. Sejmiki mazowieckie wobec planów wojny tureckiej Władysława IV w 1646 roku // Wieki Stare i Nowe. 2018. T. 13 (18). S. 52-66. С. 54-55

"W legacji rozesłanej na sejmiki Władysław IV apelował do szlachty:

Wielkie od pogan niebezpieczeństwo, których od częstych w państwach J.K.M. incursyi ani pact z cesarzem tureckim i z chanem tatarskim zawarte, ani upominki (co pogaństwo haraczem zowie po polsku danią sromotną i trybutem) jako przywykłych najazdom i łupom zatrzymać nie mogą... Pogaństwo różnymi wojnami rozerwane nie tylko sromotne wolnym narodom upominki z siebie zniosła, ale i tamtą ścianę, tak uprzątnęła jakoby na potem przy łasce Bożej, od wszelkich incursyi i niebezpieczeństw secura zostawała".

"В легации, разосланной на сеймики, Владислав  IV взывал к шляхте:

Большая от язычников опасность, которых от частых вторжений в государства Е.К.М. (его королевской милости) ни договор с турецким императором и с татарским ханом заключенный, ни упоминки (которые язычники хараджем называют, по-польски данью постыдной и данью — trybut ведь тоже дань, не знаю как еще раз перевести) как привычных к набегам и добычи задержать не могут... Язычники, различными войнами раздираемые, не только постыдных для свободных народов упоминков лишились, но и тамошняя стена (т.е. Украина), как бы очищенная на будущее при Божей милости, от всевозможных вторжений и опасностей защищенной оставалась".

О том, что мазовецкие шляхтичи понимали, что упоминки татары воспринимали как дань  — см. с. 60.

Еще на ту же тему: «в инструкциях на сеймики писали затем о упоминках, «которые они (татары) честно окрестили словом, просто хараджем называют», указывая, что нужно раз и навсегда «этот известный среди других народов позор нашего народа» прекратить» (Podhorodecki L. Hetman Stanisław Koniecpolski; ok. 1591-1646. Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1969. с. 407).

Короче, когда в 1640-е годы королю Владиславу IV и его сторонникам потребовалось разжигать воинственные настроения, пошло очень много болтовни о том, что «мы, поляки, платим дань и это позорное дело».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened