ametsheykhumer

Categories:

Военное дело по "Кадиаскерским книгам"

Как я уже отмечал ранее, в недавно вышедших "Кадиаскерских книгах" по военному делу информации мало, но она все же есть. 

1. Дело № 57. После смерти истабля (конюшего) Мурадбека оставшееся после него имущество было описано и разделено между наследниками. Были составлены яфты (листы с перечнем имущества, доставшегося на долю каждого наследника). Из имущества осталась в числе прочих сабля ("кылыч адет" - дословно "привычная/обычная сабля", возможно слово "адет" использовалось для отличия от импортных сабель) ценой 30 хасене, лук и колчан со стрелами ценой 6 хасене 1 гуруш, "туран кылыч" (в прим. - "тебризский клинок") за 5 хасене, седло за 1 хасене. Для сравнения — овцы стоили 0,5-1 хасене, быка или корову можно было купить за 3-5 хасене, коня — за 10-30 хасене, раба — за 20-50 хасене. На первый взгляд можно сказать, что это доказательство дороговизны клинкового оружия в Крыму, однако покойный был не рядовой крымец, а придворный, а перечень его имущества показывает, что это действительно был богатый человек и, следовательно, мог позволить себе дорогое оружие.

2. Дело № 149. Один крестьянин подал в суд на тюфенкджи (мушкетера на ханской службе) Аллахахмара, обвиняя его в краже коровы. Дело было в правление Селямета Гирея (1608-1610). Аллахахмар явно мусульманин (судя по имени), что показывает верность предположения, что мушкетеры комплектовались не по религиозному или этническому, а по территориальному признаку (с Татского иля). Более того, он еще именуется тюфенкджи, как назывались мушкетеры при Гази II Гирее (1588-1608). В то же время уже в 1630-е годы мушкетеры именовались сейменами. Возможно, мы имеем дело с переименованием, тем более что именно с 1630-х годов пешие гвардейцы молдавского и валашского господарей также начинают именоваться сейменами. Совпадение?

3. Дело № 239. После смерти жителя деревни Битак некоего Бека его наследникам осталось имущества на 105 флоринов и 240 акче (имхо это был небогатый человек, но и не бедняк). В числе прочего упоминаются колчан со стрелами за 1 хасене (в оригинале - oq sadaq - то есть скорее не просто колчан, но саадак, то есть в комплекте шел и лук) и "татарский дом" (tatari ev) за 3 хасене. О. Рустемов, переводивший "Кадиаскерские книги", поставил в скобках вопросительный знак. И действительно, настоящая недвижимость стоить такие копейки не будет. Что же это за дом такой? Барон де Тотт, сопровождавший крымских татар в набеге на Новосербию в 1769 году, писал, что хан Кырым Гирей в шутку называл "палатки", которые сооружали для сна крымские воины, "татарскими домами". Конструкция таких "домов" была подробна описана Бопланом. Если мое предположение верно, то вот такие вот прутья с веревочками даже передавались по наследству, как и другая собственность.

4. Дело № 280. Упоминается капыджи баши Хуссейн ага, имевший сад в окрестностях Чуфут кале. Его должность была переведена О. Рустемовым как начальник стражи. Капыджи баши — это никто иной, как "капычейский голова" в русских источниках.

5. Дело № 283. Упоминается капу агасы Бахшизаде Ибрахим ага. О. Рустемов перевел его звание как "офицер дворцовой стражи".

6. Дело № 332. После крушения корабля у крымских берегов хан Джанибек Гирей издал указ, чтобы люди, которые обнаружат имущество с погибшего корабля, передавали его килярджи баши Мехмеду аге. "Килярджи баши" О. Рустемов перевел как "начальник интендантской службы".

7. Дело № 337. Вышеупомянутый килярджи баши Мехмед ага погиб в 1612 году во время боев с днепровскими казаками.

8. Дело № 341. После смерти болюк баши Реджеба (командира над отрядом в 50 мушкетеров) его сыну досталось 214 алтынов (золотых). Вроде это "средний достаток", хотя могли быть и другие наследники (жена/жены, дочери, т.д.).

9. Дело № 342. Упоминается "мюфессир секбан Мехмед паша". Мюфессирами называли толкователей Корана. Выходит, среди секбанов были и, выражаясь современным языком, интеллигенты (в то время знание религии было показателем учености).

10. Во вступительной статье редактора Исмаила Асан оглу Керима к "Кадиаскерским книгам" мы узнаем про "письмо некоего Сулеймана эфенди, находящегося на войне и написанное своим родным, где он отдельно передает привет и невольницам, живущим в их семье". Про "фронтовые письма" крымскотатарских воинов я уже упоминал ранее. Получается, те письма не единственные сохранившиеся. Вот собрать бы их всех вместе и издать...

Вывод: для изучения военного дела Крымского ханства привлечение данных судебных реестров ханства является необходимым. Остается выразить надежду, что команда, работавшая над "Кадиаскерскими книгами", продолжит свою работу и будет издавать и другие тома.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened