ametsheykhumer

Categories:

Бахадыры в Крымском ханстве

Недавно меня в комментариях спросили про батыров, были ли они в Крымском ханстве в качестве реальных персонажей, или же это фольклорные персонажи? Комментатор удалил своей комментарий (с удивлением узнал, что было аж 4 удаленных коммента, не знаю, что там было). Я не ответил сразу, ибо, как уже упоминал ранее, серьезно занят и сесть, накатать вдумчивый пост времени почти нет. Пока вот немного времени нашлось, поэтому пишу.

Слово батыр/бахадыр, видимо, не имел какого-то четкого значения. Так называли удальцов, храбрых воинов, пользующихся авторитетом среди соплеменников. Суть татарских бахадыров подробно описывал Барбаро.

«Военные люди в высшей степени храбры и отважны, причем настолько, что некоторые из них, при особо выдающихся качествах, именуются «талубагатер», что значит безумный храбрец. Такое прозвище рождается в народе, подобно тому как у нас «мудрый» или же «красивый», отчего и говорят — Петр такой-то, по прозванию «Мудрец», или Павел такой-то, по прозванию «Красавец». Эти богатыри имеют одно преимущество: все, что бы они ни совершали, даже если это в известной мере выходит за пределы здравого смысла, считается правильным, потому что раз это делается по причине отваги, то всем кажется, что богатыри просто занимаются своим ремеслом. Среди них есть много таких, которые в случаях военных схваток не ценят жизни, не страшатся опасности, но мчатся вперед и, не раздумывая, избивают врагов, так что даже робкие при этом воодушевляются и превращаются в храбрецов. Прозвище их кажется мне весьма подходящим, потому что я не представляю себе отважного человека, который не был бы безумцем. Разве, по-вашему, это не безумство, когда один отваживается биться против четверых? Разве не сумасшествие, когда кто-нибудь с одним ножом готов сражаться с многими, да еще вооруженными саблями?...

И вот мы сели на лошадей, приказали нашим людям прибыть по воде и к полудню налетели на этих черкесов. Они стояли в тени, некоторые из них спали, но, к несчастью, случилось так, что немного раньше, чем мы достигли их, наш трубач затрубил. Поэтому многие успели бежать; тем не менее и убитыми, и пленными нам досталось около 40 человек. Но вся красота этого дела относится к тому, что говорилось о «безумных храбрецах». Тот татарин, который предлагал ехать хватать черкесов, не удовольствовался добычей, но в одиночку бросился в погоню за беглецами, хотя мы все кричали ему: «Ты же не вернешься, никогда ты не вернешься!». Он возвратился спустя почти целый час и, присоединившись к нам, жаловался, говоря: «Горе мне, не смог я поймать ни одного!» — и сильно сокрушался. Судите сами, каково было его безумство, — ведь если бы хоть четверо из черкесов обернулись против него, они изрубили бы его на мелкие куски. Более того, когда мы упрекали его, он все обращал в шутку».

Но не каждое упоминание бахадыра в источнике — это указание на конкретных удальцов. Так могли называть вообще любых воинов — с целью подчеркнуть мужество всего войска.

Пехливаны, йигиты, диляверы и бахадыры поочередно упоминаются в крымских источниках — например, у Реммаля Ходжи при описании выхода крымского войска в поход на Москву в 1541 году. Поэтому складывается впечатление, что эти слова попеременно использовались как синонимы для обозначения воинов. При описании крымского похода на Кавказ в 1539 году храбрецами («dilâver») Реммаль Ходжа вновь называет все войско. См. Абдужемилев Р. Реммаль Ходжа. Хроника «Тарих-и Сахиб Герай хан» («История о хане Сахиб Герае»). Часть 2 // Крымское историческое обозрение. 2018. № 2. С. 193-233. С. 200, 223.

А в походе 1546 году приближенные говорили хану Сахибу Гераю: «Ибо, коль у войска будет усердный падишах, тогда и войско будет богатырским» («Zira bir askerün padişahı iqdamlı olsa, çerisi bahadır olur»). Среди войск в этом походе, согласно Реммалю Ходже, присутствовали «мангытские витязи и татарские богатыри» («Manğıt dilâverleri ve tatar bahadırları»). См. Абдужемилев Р. Р. Реммаль Ходжа. Хроника «Тарих-и Сахиб Герай хан» («История о хане Сахиб Герае»). Часть 3 // Крымское историческое обозрение. 2019. № 1. С.147-174. С. 169.

Эвлия Челеби так характеризует Караша бея — «стремящийся в битву, храбрый и бесстрашный, беспримерный молодец» («dilâver server batir yiğit idi»).  Про гарнизон Ора он пишет, что в нем служили румские «yiğitler» (в переводе Бахревского — «греческие молодцы»).

Про кефинского санджакбея Сахиба АбдуЛлах ибн Ризван писал, что тот был «богатырем» («bahadir»). См. Абдужемилев Р. Р. Абдуллах ибн Ризван-паша. Хроника «Теварих-и Дешт-и Кипчак». Часть 1.// Крымское историческое обозрение. 2020. № 2. С.214-247. С. 240.

То есть бахадыр может означать всякое. Либо любые воины, либо особенно храбрые воины (те, что скачут впереди и первыми принимают на себя огонь и стрелы, первыми же врываясь во вражеский строй). Когда мы видим в польском или русском источнике упоминание «воина, пользовавшегося славой среди татар», «уважаемого в Крыму как великий воин», это, должно быть, бахадыры и есть. Никакого специального юридического статуса они не имели — по крайней мере, примеры этого мне неизвестны (в перечень аскеров, то есть военного сословия, начала XVIII века они не входили). Войти в их число можно было, прославившись на войне. Бахадыров уважали даже ханы: иностранные источники подчеркивают, что знаменитые воины пользовались большим почетом у правителей Крыма и принимали участие в военных советах. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened