ametsheykhumer

О XVIII веке и русско-крымском противостоянии

Не спец по XVIII веку, знаю только, что солдаты тогда бродили в чулках и треуголках, поэтому нижеизложенное — это мнение дилетанта. А высказываю его потому, что, как и у всякого, чью голову посетила Свежая и Оригинальная Мысль, просто чешутся руки. Вспомнил вот, как видел где-то на каком-то форуме попытку создать "положительный сценарий" за ханство в 18 веке — мол "вестернизация" и ускоренный выпуск огнестрела при усиление укреплений могли бы помочь отбиться от России. Навеяло на мысли, коими и делюсь.

Как известно, русско-турецкие войны 1735-1739 и 1768-1774 годов обернулись тяжелыми поражениями для крымских татар. Боевые действия — что вообще было неслыханно — постоянно велись на территории полуострова, а уверенность крымцев в собственном превосходстве разбилась об суровую реальность новых войн, ведь ханские войска не выиграли ни одной крупной битвы.

Столь необычный — по сравнению с предыдущими русско-крымскими военными конфликтами — ход и исход войн повлек за собой поиск причин поражений. Например, Н. Сейтягъяев (первый раз невнимательно написал имя) считает, что в них не в последнюю очередь виноват технологический перевес русских (Qasevet, № 37, с. 82). Их армия — это много пушек и ружей, армия Крыма — мало пушек, мало ружей, отсюда и результат. Однако осмелюсь предположить, что результатом было не только и даже не столько это. Решающие причины, имхо, были другого характера.

О числах. Прежде всего, каково было "голое" соотношение сил? Численность российской армии на 1735 год составляла 232 тысячи солдат в мирное время. Это число в военное время должно было пополниться еще на 10 тысяч. Плюс в начале 1735 года русское правительство произвело рекрутский набор, призвав 30 тысяч человек (СИРИО. Том 76, с. 568). Если учесть десятки тысяч иррегулярных – казаков и калмыков (скажем, в 1736 году, по планам Миниха, планировалось задействовать 30 тыс. казаков: 16 тысяч гетманцев, 6 тысяч запорожцев, 4 тысячи донцев, 4,2 тысячи слобожан (Репан О. Іржа на лезі. Лівобережне козацтво і російско-турецька війна 1735-1739 років, с. 74) – то вооруженные силы Российской империи насчитывали более 300 тысяч человек. Мобилизационный ресурс многомиллионной империи позволял каждый год призывать еще десятки тысяч рекрутов, так, зимой 1736/1737 годов для возмещения потерь было призвано еще 40 тыс. рекрут (а по информации саксонского посла в России - даже 60 тыс., см. СИРИО. Том 80, с. 31). Непосредственно для действий на юге было собрано 130 тыс., из них Миних повел на Крым 58 тыс.

На другой стороне фронта — Османская империя, также имевшая внушительные силы, однако основная масса турецких войск была задействована на фронте с Австрией. По сути на русском фронте турки придерживались оборонительной стратегии, их армия всего раз перешла Днестр (чтобы отбить Очаков). Тяжесть войны падала на плечи крымских и ногайских татар (турецкие гарнизоны на полуострове были немногочисленны - всего несколько тысяч в Перекопе, Кефе, Арабате). Население же Крыма в 18 веке по Тунманну составляло 400 тыс. человек. Полевая крымская армия — по ряду русских источников — в районе 20 тыс. (видимо это боевой состав, без слуг). Следует учесть также ногайцев, но более-менее серьезных данных об их населении не имею (если же брать только боевые действия на территории полуострова, то в 1736 году Крым обороняло ополчение Едисанской орды, про участие других ногайских орд в кампаниях в Крыму информации не имею). Мобресурс — максимум 20% населения, то есть чисто теоретически 80 тыс. При 20 тыс. воинах и какого-то кол-ва слуг (10 тыс.? 15 тыс.?) можно было набрать еще до 45-50 тыс. теоретических воинов и слуг.

Зайдем с другой стороны. Со стороны потерь

Каковы же были потери сторон? "Расход" сил русской армии в войну составил 100 тыс. человеческих жизней (оценки Миниха и Манштейна) или даже 150 тыс. (оценка историка русской армии А.А. Керсновского, возможно он учитывает не только потери в походах, но и высокую смертность среди рекрутов, многие из которых, призванные из разных уголков империи, помирали, еще не добравшись даже до фронта). Откуда же взялись такие потери? Движение плотными каре по степи, отягощающий армию обоз (делающий ее движения медленными), плохое питание и развитие болезней привели к тому, что санитарные потери (которые и так в "нормальных" условиях были выше боевых) стали чудовищны. См. например воспоминания Парадиза о кампании 1738 года. Собственно боевые потери были незначительны. Например, в Крымском походе 1736 года русская армия потеряла 1,8 тыс. в боях (данные Миниха, даже если и занижены, то не сильно) и 30 тыс. от болезней. Манштейн (в том походе бывший капитаном Санкт-Петербургского полка) писал, что по возвращении к Самаре оказалось, что не было полка, имевшего более 600 человек. Однако год за годом русская армия, подкрепившись новыми рекрутами, идет по степи. Можно только представить себе отчаяние крымских татар, видевших "неиссякаемость" вражеской армии. Одолеть ее в поле не представлялось возможным, остановить партизанской войной — тоже. В 1735-1739 годах, по оценке Б.Ц. Урланиса, русская армия потеряла санитарными потерями 73 тыс., в 1768-1774 годах — 60 тыс. Тоесть дело не только в криворукости Миниха. 

Теории, гипотезы и фантазии. Теперь перейдем к размышлениям. Сразу предупреждаю, сравнения будут некорректны, гипотезы отвлечены и т.д. Это - просто попытка представить себе ситуацию в разном обличье, сферическую в вакууме.. Представим себе, что техническая отсталость крымских татар испарилась. Вся армия ханства — это регулярная армия а-ля пруссаки Фридриха Великого, ее основу составляет линейная пехота с мушкетами. Могло ли это всерьез изменить ход войны? Нет. 20 тыс. крымской регулярной армии были бы перемолоты в 2-3 "цорндорфах" где-то в степях под Перекопом. Потеряй русская армия столько же (а побоища между регулярными европейскими армиями 18 века — это зачастую сопоставимые потери), она подкрепилась бы рекрутами и была бы готова к 4-5-6 "цорндорфу". Крымское же войско просто закончилось бы.

Имхо стратегия крымского командования в 1735-1739 годах была единственно верной. Против численно превосходящего врага оставалось воевать разве что "выжженной землей", отступая вглубь собственной земли, пытаясь избежать разгрома. Ничего не напоминает? Верно, 1812 год. Стратегия Каплана Гирея в 1736 году и Барклая де Толли/Кутузова схожи. Вплоть до того, что было дано сражение "ради престижа" перед самой столицей, после чего сама столица (Бахчисарай/Москва) была захвачена врагом. Однако русская армия была схожа с французской (особенно если сравнить русскую и крымскую). Тем не менее, имея регулярную армию, насыщенную "вогненным боем", русские военачальники благоразумно до поры до времени уклонялись от генеральной битвы со схожим противником. Почему же думают, что крымская армия, будь она хоть трижды "вогнистой" и регулярной, вела бы себя в 1736 году как-то иначе? 

И наконец, если на минутку вернуться к реальности. В Пруссии середины 18 века на военные расходы тратили б.ч. доходов бюджета, при том что армия составляла 4% населения страны. Вознамерься ханы заменить "отсталое ополчение" "прогрессивной обученной армией", последняя составляла бы считанные тысячи человек. О да, это был бы большой шаг вперед. Однако... регулярная армия в ханстве таки была. Да, я о сейменах. Децентрализованное ханство (доходов с бейликов хан не получал) обеспечивало своим правителям лишь небольшой бюджет, его и тратили в значительной мере на сейменов. 

Когда речь идет о Крымском ханстве, забывает главное — оно было маленьким и с небольшим населением. При сравнении бедности ханства по сравнению с той же Россией, спешат сделать вывод об отсталости , слабой экономике и т.. Можно подумать, та же отдельно взятая Рязанщина, сферическая в вакууме, могла бы тягаться с остальной Россией на равных. Доходы ханской казны при Шахине Гирее составляли 345 тыс. рублей, Россия при Екатерине имела доходную часть бюджета в районе 40 млн. рублей — более чем в 100 раз больше. Отсталость и примитивность ханства? А если сравнить размеры гос-в и их население? Так вот, ханство нельзя сравнивать с мощными гигантами уровня России или Турции, в условиях небольшого населения, маленьких доходов и степного ландшафта сохранение даже в 18 веке крымского войска как легковооруженной конницы, набираемой из простолюдинов было практически неизбежно. Да, ханы правили мало (их часто меняли), власть их была слаба и даже при желании провети "нормально" реформы им вряд ли дали бы. Даже последний крымский хан, Шахин Гией, до чего уж был радикальный реформатор хотел видеть в крымских воинах регулярную, но легкую, конницу (отчего рекрутов обучали как гусар, а оружием были пики и сабли). Да будь вместо крымских татар (которые, стати, вовсе не были "беззубыми" даже в войне 1735-1739 годах вопреки стереотипу) европейская конница, и что с того? 20 тыс. гусар справились бы с армией Миниха?

Далее, зачем в степи воевать "по-партизански" регулярной армией? Крымское войско, с его упором на "подъездову войну" справлялось с истощением противника в 1736 году лучше, чем это сделала бы регулярная армия, имхо.

Конечно, технический аспект играл важную роль (в первую очередь тактическом отношении). Даже нафантазирую вот что — дело еще в снижении роли кавалерии.  Эпоха кавалерийских чарджей, когда одна армия, состоящая целиком из конницы, "пронесла" бы другую, более гибкую, ушла в прошлое. Любая армия, состоящая только из конницы (причем любой, хоть тяжелой, хоть легкой) проиграет полевую битву армии, сочетающей пехоту, пушки и конницу. Возможно не случайно в 18 веке восточноевропейские военные системы, основанные на действиях большими массами конницы при минимуме пехоты (армии Крымского ханства и Речи Посполитой) находились в кризисе.

Выводы. Итак, ящитаю, что:

— Стратегия крымцев на уклонение от битвы и истощение противника (из-за чего в русской армии был такой жуткий перекос в пользу санитарных потерь при минимуме боевых) была единственно правильной. Однако, в отличие от России в 1812, отступать сотни км нельзя было (п-ов все-таки маленький).

— Военное превосходство России над Крымом обеспечивалось прежде всего за счет громадного превосходства в людских ресурсах. Имей Петербург такую же армию, что и Бахчисарай (толпы конных лучников с горсткой пехоты, да), исход принципиально не изменился бы, имхо. Имей Бахчисарай такую же армию, что и Петербург, тоже. Даже не будь петровских реформ и поведи Миних в Крым армию Тишайшего или Софьи, опять же, Крым был бы опустошен и покорен после ряда кампаний (походы 1689 Голицына и 1736 Миниха вообще очень похожи, единственная по-настоящему серьезная разница — Миних "стартовал" ближе к Крыму).

— Что касается технического аспекта, то при равных мобресурсах маленькая европейская армия уже ввиду высоких санитарных потерь вряд ли могла бы надежно и надолго удержать контроль над Крымом. То есть исход войн и "покорения Крыма" лежит в другой плоскости. Даже в войне 1768-1774 годов санитарные потери русской армии в Крыму были велики: "Только за три месяца 1774 года убыль в войсках составила 1615 человек. В каждом полку, по сведениям, сообщавшимся Долгоруковым в Петербург, находилось по 300 больных. В результате, например, численный рядовой состав Тамбовского мушкетёрского полка был меньшим, чем численность одного батальона в Московском легионе – 600 против 650 ". Можем представить себе армию "калибра" ханства ведующую постоянно такие кампании?

Крымские татары сделали максимум возможного для обороны полуострова. И не их вина, что "положительного сценария" не было, максимум — оттягивании окончательного поражения. При столь чудовищном соотношении сил маленький полуостров вряд ли мог выстоить в борьбе с громадной имперской машиной. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened