ametsheykhumer

"Тьмы низких истин мне дороже..."

Будет большой и сумбурный пост.

Увы, если военное дело ханства все же удостаивается нормальных, аполитичных работ (Дмитриев, Пенской, Бобров), то с экономикой творится треш и угар. Отмечу вот что: несмотря на то, что общим местом в работах многих украинских и российских историков стал тезис о том, что основу благосостояния крымских татар составляла работорговля, тезис этот никак не обосновывается. Максимум — ссылки на число захваченных ясырей. Но ведь сами по себе эти числа ни о чем не говорят. Где сопоставление цен на продукты питания и прочие вещи, нужные одной семье в течении года, и цен на невольников, захватываемых мужчинами этой самой семьи в течении того же года? А вот не тут-то было. Нет этого. Точные доходы и расходы одной крымской семьи в правлении, например, Селямета Гирея (или любого другого хана), невозможно установить? Но бремя доказательства лежит на утверждающем. Пишешь, что крымские татары жили набегами? Будь добр, сам, без напоминания, распиши, сколько крымские татары зарабатывали и сколько тратили. Что-то вроде (все числа условны):

"В период с 1608 по 1610 годы семья из 8 человек зарабатывала своим трудом в среднем 50 акче в год, из них 40 акче давало скотоводство, а 10 — земледелие. Таким образом за 1608, 1609 и 1610 годы зарабатывали 150 акче. Однако если учесть, что двое взрослых мужчин по шесть месяцев в году - крупные набеги были в 1609 и 1610 годах - отсутствовали дома, участвуя в набегах, данные нужно скорректировать. Траты на каждый поход составляли по 20 акче. То есть в 1608 году заработали 50 акче, в двух последующих годах - по 30 акче. Всего - 130 акче. Однако каждый из мужчин в каждый набег приводил по 1 рабу. Выручка от продажи рабов составляла по 80 акче за раба. Двух рабов продали и получили 160 акче, еще двух оставили работать дома. Доходы увеличились благодаря эксплуатации рабов еще на 30 акче. Таким образом, прибыль составила 220 акче. Из этого следует, что средний доход одной семьи крымских татар в правление Селямета Гирея составлял 330 акче. Бюджетообразующей статьей была продажа рабов и их эксплуатация — они давали 63% от семейного дохода". И все это — со ссылками , позволяющими понять, какие числа и откуда взяты.

Или:

"В правление Адиля Гирея доходы ханской казны составляли 10 млн. акче, из них 6 млн. были выручены от продажи от рабов, еще 4 млн. — от с/х и животноводства, вот вам ссылка".

И т.д.

Вот так выглядела бы научная работа о роли "рабского сектора" в экономике. И таких работ попросту нет. Зато везде и всюду — "татары жили набегами", без всяких там ссылок и обоснований. Открываем статью Прохорова об экономике ханства (Прохоров Д.А. Крымское ханство в контексте черноморской торговли (XV-XVIII вв.)) — мнение о том, что крымские татары жили работорговлей (причем заявленное твердо, без всяких там "вероятно"), само собой, одной строчкой, без всяких попыток доказать это. В "Краткой истории Крыма" Прохорова и Храпунова нам снова поведали, что до 1770-х годов основу экономики Крымского ханства составляла работорговля. И плевать, что в 18 веке большие набеги — исключение из правил, и самые крупные из них приносили лишь считанные тысячи рабов (в февральском набеге 1737 года — аж 4,9 тыс. ясырей — это самый крупный набег за всю войну 1735-1739 годов). Для сравнения — в 16-17 веках за один набег можно было забрать десятки тысяч ясырей. В диссертации Курниковой об османских владениях в Крыму несколько раз назойливо, без всяких ссылок, повторяется тезис о том, что основу доходов в османской части Крыма составляли рабы. 

Есть ли хоть какие-то основания для утверждения о "решающей роли работорговли"?

Есть такой известный российский историк, пожалуй лучший в России спец по истории ханства - Илья Владимирович Зайцев. Вот мнение Зайцева по этом поводу (67-70 минуты): 

— Российские историки предпочитают писать о "набеговой экономике", однако сам Зайцев никаких доказательств бытования таковой так и не нашел.

— Особенно градус неадеквата стал нагнетаться в 50-60-е годы 20 века (от себя добавлю - аккурат после депортации).

— Это мнение доказательств не имеет, сторонники тезиса отделываются общими фразами.

— Сохранились таможенные документы Кафы (и даже изданы), но туда стараются не смотреть. Ибо документы показывают, что тезис бездоказателен.     Основную долю в торговом обороте Кафы составляла с/х продукция (от себя добавлю - складывается парадоксальная ситуация — роль "рабского сектора" в крымской экономике покрывается мраком легенд не только по причине отсутствия данных, сколько по причине их сознательного игнорирования).

Вот еще цитата, на этот раз Гайворонского: "Коснувшись темы работорговли, уместно отметить, что согласно османским налоговым регистрам Кефе (главного невольничьего рынка Крыма, где аккумулировался поток "живого товара" со всего Причерноморья) налог с торговли невольниками составлял лишь 15% всего городского налогового сбора, значительно уступая таким статьям торговли, как сельскохозяйственная продукция, рыба, соль, ткани — вопреки распространенному в популярной литературе заблуждению о работорговле как "основе экономики Крыма" (Гайворонский О. Повелители двух материков, Том 2, с. 133, прим. 9). Ссылка ведет на: Fisher, Alan. “Sources and Perspectives for the Study of Ottoman-Russian Relations in the Black Sea Area.” International Journal of Turkish Studies. Vol. 1 (1980). nr. 2. с. 82.

Известный украинский востоковед и тюрколог А. Галенко в своей ранней работе писал: "Будь-які спроби обґрунтовувати набіги економічною неспроможністю Кримського ханату теж повисають у повітрі, доки економіка держави залишається недослідженою" (Галенко О. І. Про татарські набіги на українські землі // Український історичний журнал. — К.: Наукова думка, 2003. — № 6. — с. 53). С этим трудно спорить. Неизвестно, сколько и при каких ханах ханская казна получала от продажи рабов, а сколько — от, например, разведения овец (сведения времен Пейсонеля и Шахина Гирея не дают представления о ханском бюджете 15-17 веков, когда работорговля действительно была масштабной). 

А вот что пишет Галенко впоследствии: "татари вже тоді дивилися на людоловство як на свій головний промисел" (Галенко О. економічне життя в османському Надчорномор'ї: між царством ісламу та краєм війни // Економічна історія України : Історико-економічне дослідження. В двох томах / Відп. ред. В.А. Смолій; Кер. авт. кол. С.В. Кульчицький. - К. : Ніка-Центр, 2011. - Т. 1. - С. 478). В сноске: "А.Фішер оцінював щорічні втрати Російської імперії у 20 тис. осіб, спираючись на слова Катерини ІІ. Див.: Fisher A. Muscovy and the Black Sea Slave Trade // Canadian-American Slavic Studies. – 1972. – Vol.6, №4. – P.582, 593". Но Екатерина нагнетала саспенс с целью обосновать завоевание ханства Россией (прямо как это делают и сейчас), в реальности потери именно империи (не Московского царства!) от набегов были незначительны. Самый известный набег 18 века - вторжение Кырыма Гирея в Новосербию (столь красочно описанный бароном де Тоттом) - обошелся подпавшей под удар Елисаветградской провинции аж в 1183 угнанных в неволю.  Де Тотт конечно писал про 20 тыс. ясырей, но еще Скальковский возражал, что все население провинции составляла тогда 35 тыс. душ обоего пола и барон малость загнул. 

Галенко в той же сноске ссылается на мнение Х. Инальджика и заявляет: "Г.Іналджик ввів до наукового обігу дані османських фінансових документів Кафи, які зафіксували щорічну сплату ввізного мита на невільників, що привозилися з «країни війни», за 17,5 тис. осіб". Но сразу видно, что это чепуха: невозможно каждый год продавать ровно 17,5 тыс. рабов. В какой-то год их будет 10 тыс., в какой-то год — 20 тыс., но не 17,5 тыс. ежегодно! Х. Инадьджик же писал про 17,5 тыс. проданных в 1578 году, то есть это данные за конкретный год. (См. Inalcik Н., Quataert D. eds. Econoimic and Social History of the Ottoman Empire, 1300—1914. — Cambridge, 1994. — PP. 283-285), давало же это это на рубеже 1577-1578 годов 29% от османских доходов вот Крыма. Галенко сообщает также: "Пізніше на підставі цієї цифри Г.Іналджик оцінив обсяг імпорту рабів зі Східної Європи до Османської імперії у 10 тис., але не навів підстав на користь зменшення". И ссылается на работу, что я привел выше. Однако если приглядеться, то он явно говорит неправду: Х. Инаджик, напротив, ссылается не на эту цифру, а на ряд других. Например, на данные о том, что в 1607-1617 годах из России было угнано 100 тыс. рабов., почему-то приписывая их лишь крымским татарам (что есть популярное, но заблуждение — в набегах на Россию времен Смуты ногайцы Большой и Малой орд участвовали не менее активно, чем крымцы — см. Новосельского). И опять же, между числом угнанных и числом дошедших о Крыма/Азова все же была некоторая рзница. Далее Инальджик приводит сведения Реммаля Ходжи, что в 1539 году из Черкессии было угнано 50 тыс. Это опять же преувеличение — Черкессия — не Россия и не Украина и столько народу (чтобы угонять за раз такие массы) там просто не жило. Конечно,успешные набеги приносили десятки тысяч рабов иза три века существования ханства число ясырей шло на миллионы. Но само по себе число ясырей говорят лишь о... числе ясырей. Но из этого никак не следует, что выручка от их продажи составляла основу экономики!

При этом реальных аргументов не прибавилось (ибо по-прежнему "економіка держави залишається недослідженою"), однако теперь уже Галенко противоречит сам себе и беспрерывно пишет про "набеговую экономику". Имхо тут опять-таки политический фактор — хотя Галенко превосходный османист и тюрколог, однако в последние годы он решил подключится в формировании национального мифотворчества и впал в фольк-хистори. Как? — спросят меня, ты обвиняешь известного историка! Конечно, османские источники в переводе Галенко крайне нужны (ибо османистов мало и сам я османского не знаю), но вот его собственные работы нередко слишком грешат идеологизацией. Но про это, опять же, нужно делать отдельный пост. Крымские татары, несмотря на "плохую изученность экономики ханства", превратились у него в потомков работорговцев, а ханство жило набегами на славян, такие дела (вообще одни тезисы Галенко можно опровергать другими, но высказанными в других его работах - насколько влияют на его работы перемены в политических взглядах). Хотите пока примеры? Откройте вот тут стр. 235 статью Галенко "Дипломатія Кримського Ханату (середина XV століття-1783)" (несмотря на название, статья вовсе не о дипломатии, а о ханстве в целом). Ханство названо "искусственным" образованием, лишенным смысла существования (в лучших традициях сталинской историографии!). На стр. 240 пассаж в духе Надинского: "Надежда на быструю прибыль... заполнила воображение всего населения Крымского улуса"и далее — татары-кочевники жили грабительскими набегами (высказывания, которые в ряде своих работ сам Галенко нещадно критиковал). И наконец самый эпичный пример его мифотворчества — на стр. 214 мы узнаем, что украинцы сами победили крымских татар и сами освоили Причерноморье, а Москва тут ровным счетом ни причем и колонизации никак не способствовала. "Пограничный спорт" польской и русинской шляхты у Галенко превратился в национальное противостояние украинцев и крымских татар, а в 1492 году Очаков берут... украинские казаки!

И в довесок к вышесказанному — доходы от продажи рабов не учитывают расходов, то есть количества закупленных или взятых для похода (Претвич писал, что турки дают татарам коней при условии дележа добычи пополам) коней и число загубленных в походе коней. А еще Е. Охманьский писал, что в период с 1474-1569 годы 46% набегов на ВКЛ были провальными (то есть расходы на эти походы превышали доходы).

В заключение — слова В. Остапчука: "Есть надежда, что дни, когда историки могли полностью осуждать и искажать историческое существование крымских татар из-за их деятельности набегов , навсегда ушли, и мы можем представить реалии прошлого не со злым умыслом, а просто с целью понять их" (Остапчук В. Хроника Реммаля Ходжи «История Сагиб Герей хана» как источник по крымско-татарским походам // Источниковедение истории Улуча Джучи. От Калки до Астрахани 1223-1556. – Казань, 2001. - с 411).


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened