ametsheykhumer

Забытая песня?

Вот вам еще теория из серии "возможно и "может быть".

Так уж сложилось, что военных песен времен ханства почти не сохранились. Тем интереснее следующие слова автора "Виршованной хроники":

Тому слушно тартар зветься пекельним вовком,

Бо у нього все вовчий звичай, якщо сказати одним словом,

Він навіть має свою пісню: “Моя вовк, моя вовк, твоя – баран,

Твоя спиш, їж, моя – біжиш, твоя – храп, сап; моя – цап заран“.

(moia wołk,moia wołk, twoia baran,

Twoia spisz, isz, moia biżysz, twoia chrap, sap, moia cap w zaran).

(Джерела з історії Національно-визвольної війни українського народу 1648–1658 рр. – Т. 4: (1655–1658 рр.). – Київ, 2015. - с. 279)

Вообще образ татарских воинов, обрисованный автором "Хроники", пожалуй, самый яркий, что мне встречался.

Итак, у татар есть некая походная песня, где они противопоставляют себя врагам, которые спят, когда татары идут на них. Это напомнило мне один фрагмент из трактата Михалона Литвина: "Над этой нашей ленивой беспечностью враги наши татары обычно зло насмехаются, когда мы после пирушек погружены в сон, [а] они нападают со словами: "Иван, ты спишь, [а] я тружусь, связываю тебя". 

(Михалон Литвин. О нравах татар, литовцев и московитян. – М.: Изд-во МГУ, 1994. — c. 93).

Нетрудно заметить, что напасть, допустим, десять раз с одними и теми же словами трудно. Но если это песня, которую татары поют в походе, то, конечно, подвергавшиеся нападению литовцы могли слышать ее раз за разом и у них сложилось впечатление о ней как о стандартных словах, которые они слышат от татар во время набегов.

Однако есть и разница — у автора "Хроники" татары называют себя волками, противопоставляя себя "баранам". Но тут, быть может, автор следует своей привычке называть татар "волками" и несколько меняет текст под свое мнение о татарах как о "волках". Но, с другой стороны, возможно, перед нами две искаженные в чужой передачи фрагменты давно забытой военной песни крымских татар. Песни, в которой идущие в поход воины насмехались над медлительным врагом, коего вяжут еще спящим, подбадривая себя этим (чего опасаться от врага, если тот еще спит, пока идет на него?).

P.S. Пока не забыл. В предисловии Л.А. Хорошкевич к изданию Литвина 1994 года историк делает, имхо, очень хорошее замечание:

"Его труд — источник не столько по истории Российского царства или Крымского ханства, сколько по истории общественной мысли Литовского княжества за два десятилетия перед унией его с Короной Польской и образованием нового государства — Речи Посполитой".


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened