ametsheykhumer

Categories:

О ранениях русских воинов под Конотопом

На днях получил книгу И. Бабулина "Борьба за Украину и битва под Конотопом (1658–1659 гг.)", подаренную мне автором (за что я ему премного благодарен). Книга, безусловно, интересная и (с учетом собранного в ней колоссального фактического материала) просто необходима для изучения как правления Выговского в целом, так и русско-польской войны в частности (или может лучше русско-польско-крымской, учитывая степень влияния ханства на ход военных действий?). Хотя, конечно, есть и "восторженное отношение к московскому войску" и "демонизация" Выговского, что несколько портит в целом приятную картину. Вообще, ввиду большого массива ценной информации, хочу посвятить книге несколько постов. 

Одной из сильных сторон книги является большое количество приложений, с таблицами и статистикой. На стр. 342-344 приведены данные о ранениях русских воинов. Если мы посмотрим на ранения бойцов Большого полка Трубецкого и полка Куракина 28 июня 1659 года, то увидим следующее:

— У воинов Трубецкого — 529 ранений (ранено 508 человек). Из них 28 ранений — от мушкетов/пищалей, 214 — от луков, 267 — от сабель, 15 — чеканом и обухом, 3 — бунчуком, 1 — знаменем, 1 — маслами (маслаком), еще 5 — непонятно чем.

— У воинов Куракина — 141 ранение (129 раненых). От мушкетов/пищалей — 15, луков — 63, сабель — 54, пушек — 2, обухов/чеканов — 5, знамен — 1, "выбита рука" — 1.

— Итого 670 ранений, из них 277 от стрел, 321 — от сабель, 43 — от мушкетов/пищалей и всего 1 (одно) — от пресловутых маслаков. Загадочный факт — целиком отсутствуют ранения от копий (кои у крымских татар, хотя и были не столь широко распространены как сабли, но все же были).

— То есть 41,34% ран — от стрел, 47,91% — от сабель (всего — 89,25%), лишь 6,72% — от пуль и ядер и 0,15% — от маслаков. Иными словами, якобы редкие и дефицитные у крымских татар сабли (а то и луки) являлись по факту самым обычным оружием, в то время как "распространенные" маслаки нигде не выказывают реальных примеров своей распространенности. Я, конечно, не исключаю, что какой-то слуга (или же это был какой-то особенно бедный воин) забежал в битву и огрел какого-то русского воина маслаком. 

— Малое число огнестрельных ранений 28 июня, но значительное больший их удельный вес в боях 2-4 июля (в воеводском полку Трубецкого в указанные дни 63% ранений пришлись на пули и ядра) говорит в пользу мнения И. Бабулина, что 28 июня успех был достигнут в первую очередь крымскими татарами, в боях 2-4 июля на русский лагерь нападали преимущественно казаки.

— Если посмотреть на известную информацию о ранениях (и не только под Конотопом), то мы везде и всюду видим "редкую" саблю в качестве самого что ни на есть обычного оружия крымских татар. Лук, кстати, тоже. На стр. 142 книги И. Бабулина узнаем, что 23 января 1659 года в бою под Лохвицей из принимавших участие в деле каширских дворян и детей боярских 7 получили ранения стрелами и 3 - саблями. И только ими — никаких маслаков не видим. 

— Схожую картину видим и по другим источникам. Копья, сабли и луки, судя по ранениям, были основным оружием татар, в том числе в битвах под Львовом (1695) и Азовом (1696) (что видно по перечню раненых с указанием поразившего оружия). Именно сабли и луки выступают вперед, когда мы читаем о конкретных ранениях отдельных людей. Маслаки же — в единичных случаях. Если "заостренные палки", "пустые ножны" и прочие зубочистки были основным оружием крымцев, то где же последствия применения этих зубочисток на поле боя? Даже "часть имела сабли, а более бедные — маслаки" и то оставляет открытым вопрос об использовании этих маслаков на поле боя. Или бедных воинов не пускали в бой? Но зачем их тогда брали с собой?

— Вывод: товарищ казацкой хоругви с его "ордой без луков, без сабель, с одними лишь маслаками" приврал самую малость. Туда же - Тунманн с его "сабля - оружие богатых" и Герберштейн с Михалоном Литвиным. Нельзя пытаться "выводить среднее арифметическое" или "находить правду где-то посередине" в таком деле. Полемические тексты и шаблонные изображения плохо вооруженных варваров противоречат массиву данных о боевых ранениях противников крымских татар, ведь наносились раны почти одними стрелами и саблями (с конца XVII века — также и копьями). Маслак же был, видимо, оружием слуг и волонтеров, но не собственно воинов. Это и объясняет, почему упоминания о поражениях маслаком единичны и "тонут" в огромной массе "лучно-сабельных" ран.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened