ametsheykhumer

Categories:

О "магии чисел": Конотоп (и не только)

В продолжение вот этого поста.

В упоминаемой мною в предыдущем посте книге И. Бабулина был опубликован фрагмент "Новгородского хронографа XVII века" о Конотопской битве (с. 392-393). Там есть такие прелюбопытные эпизоды:

"И как будучи от Конотопа города за сорок верст, и того нечестивого бусормана царя хана передовые вестовыи малые полки объявились, и о том учиниша ведомость в полках князь Алексея Никитича Трубецкого с товарыщи, что подъезжие малые люди тотарские близ их полков за переправою за 12 верст". В примечании И. Бабулин пишет: "Русские воеводы узнали о подходе неприятеля не тогда, когда он был "за сорок верст", а гораздо позже. От Конотопа до Сосновки около 10 км, т.е. немногим менее 10 верст".

"Некто полковник бысть с ним, князем, райтарский, и отоиде мало с своими райтары и укрепися и учини с ними тотары бой великий по три дни" (примечание И. Бабулина - "Рейтарские полки, бывшие с Пожарским, были истреблены в день битвы 28 июня").

"И после бою, как побили Пожарского, и все ханово войско устремися на Трубецкого полки и нападающее крепце бранию на его обоз по 12 дней, только не превозможе одолети, многих же в то время побиша, а болши того раниша несмертноносными ранам 40 тысящ" (примечания И. Бабулина: "Крымские татары и казаки Выговского приступали к обозу Трубецкого с 29 июня по 4 июля, т.е. никак не 12 дней"; "В войске Трубецкого не могло быть 40 тыс. раненых, поскольку его общая численность во время отхода к Путивлю не превышала 23 тыс. русских воинов").

"И того быть смятения три дня и три нощи" (о панике в Москве).

Мы вновь видим наши старые добрые символы, все эти "три дня и три ночи", "12 дней", "40 тысяч". 

Кстати, численность крымских войск что пришедших на помощь Выговскому с Карач-беем в 1658 году, в разных источниках оценивается то в 12, то в 40 тыс. (про 40 тыс. - см. книгу И. Бабулина, с. 61), 40 тыс. (по словам пленных) с собой будто бы привел в том же году Селим Гирей (с. 102). Даже в 1663 году, несмотhя на то, что часть крымских татар пошла в Венгрию, а б.ч. армии осталась охранять сам Крым, крымцы ухитрились выставить для похода Яна Казимира на Левобережье "заветные" 40 тыс. (см. тут, с. 116). И т.д.

Мне все это напомнило переговоры под Зборовым (1649). Крымский везирь Сефер Гази ага заявил канцлеру Оссолинскому, что казацкий реестр должен составлять 40 тыс. Совпадение? А вот что сообщает хронист хана Ислама III Гирея Мехмед Сенаи (см. тут, с. 58): "Помимо того, что вы будете платить жалованье сорока тысячам реестровых казаков (дефтерлю казак), много раз по сорок тысяч ваших людей должны служить родственникам и родичам этих сорока тысяч казаков-такой должна быть над вами их власть"

Это — слова, которые будто бы сказала везирь канцлеру. Понятно, что перед нами художественный вымысел (Сефер Гази ага прекрасно знал, что ни о какой "службе" гордых поляков казацкому сословию и речи быть не может), эпизод, который должен показать всю степень крымского могущества и польской безысходности. Но вот что важно — "сорок тысяч" использованы как мера счета ("много раз по сорок тысяч"). 

Не хотел ли везирь в действительности сказать — "вы должны платить на 40 тысячам реестра, ибо казацкая армия есть настоящая, полнокровная, то бишь 40-тысячная армия"? А потом под эту символически "полнокровную" 40-тысячную армию составляли вполне реальный реестр? 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened