ametsheykhumer

Categories:

"Татарский маскарад"? Потоп

В результате шведского вторжения и массового перехода шляхты на сторону Карла Густава сторонники Яна Казимира пытались переиграть противника хотя бы на поприще пропагандистской войны. По Польше расходились письма (скорее всего сфабрикованные), в которых хан Мехмед Гирей угрожал расправой шляхтичам, примкнувшим к шведам. Одних только слухов о возможном прибытии татарских войск для борьбы со шведами и их сторонниками оказалось достаточно, чтобы привлечь под знамена короля еще не определившуюся с выбором шляхту. Более того, речь шла также о посылке крымского корпуса (видимо, значительную, если не большую его часть составляли буджакцы) в помощь Яну Казимиру. Однако бои шли, шведские войска маршировали по коронным землям, татар же все не было и не было. 

Поляки были уверены, что шведы боятся татар. Поэтому, ожидая подхода союзников, они разыгрывали перед противником целые представления. Вот цитата из реляции Стефана Чарнецкого о битве под Ярославом 12 марта 1656 года: "Dwunastego marca wysłałem podjazd, a za nim zaraz dwa pułki, którym chorągwie pochować, a na ich miejsce ogony końskie pozatykać kazałem, które u Tatarów zwykle zastępują miejsce sztandarów, chciałem przez to dokazać, aby ich za Tatarów wziął nieprzyjaciel, który też zoczywszy naszych uderzył na nich, lecz widząc, iż się biją zwyczajem tatarskim, ciągle postępują, ciągle strzały puszczając i z tyłu mu zachodząc, po jednym wystrzeleniu z pistoletów tak ściśnięty został przez naszych, iż nie miał czasu powtórnie ich nabijać, lecz uchodzić zaczął i poszedł w rozsypkę". Самуил Твардовский добавляет следующие подробности: "Toż kiedy ci w oczy Drudzy ze stron y boków też mu najeżdżają nawet Hałła (...) Hałła zawołaią, skłamawszy się Tatarzy".

Итак, поляки кричали "Алла", шли в бой под бунчуками, засыпали шведов стрелами и пытались окружить их — словом, вели себя как натуральные татары. Польские историки единодушно отмечают эффективность подобных действий. Подхородецкий даже писал, что поляки по ночам, располагаясь недалеко от шведов, начинали кричать"Алла", имитируя прибытие татар.

Почему же шведы так опасались татар? "Tatarów (Szwedzi i Brandenburczycy) boją się bardzo i ich modum bellandi (sposobu wojowania) z tyłu, z boków, a już poznali po naszych, co za broń łuk i jako z niego expedite (strzelać, wyrzucać pociski) łacnie i dalej niż z pistoletu, zabić może lub chłopa, lub konia i obawiają się bardzo hoc genus armorum (tego rodzaju broni), a najbardziej, żeby od Tatarów nie byli kędy w polu osadzeni i wprzód głodem na konie i na się niż orężem zwyciężeni" - писал польский современник событий Даниэль Жидкевич.

Вот мы и приходим к одной из важнейших причин столь высокой репутации крымского войска — подвижность давала возможность не только обходить неприятеля с тыла/флангов в самом бою, но и контролировать вообще район ведения боев. Чуднов — наглядный пример. Вот две условные армии ведут бои. Но что меняется, когда на помощь к одной из них прибывают крымские татары? Противоположная сторона начинает испытывать проблемы с фуражировкой. Гонцы перехватываются, возы с провиантом — тоже. Крымский фактор — это не только масса боеспособной конницы, способная объявится прямо в тылу противника во время битвы и наладить эффективное преследование бегущих, но и нередко превращение боев в осаду для тех, кто оказывается по ту сторону баррикад. Этого боялись поляки во время Хмельччины и шведы во время Потопа. Те же поляки во время казацких восстаний 1591-1638 годов доминировали за счет превосходства в коннице, но с прибытием на помощь восставшим ханских войск ситуация изменилась на прямо противоположную. И это не говоря уже о высокой репутации крымских татар как собственно воинов.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened