ametsheykhumer

Categories:

Крымские марши

Клаузевиц, "О войне", часть 5, глава 12: "Еще один пример из кампании, протекавшей на небольшом пространстве, но отличавшейся многочисленными передвижениями взад и вперед, а именно — из действий Блюхера в Силезии и Саксонии в 1813 г. Принадлежавший к этой армии корпус Йорка начал поход 16 августа в составе 40000 человек, а прибыл под Лейпциг 19 октября с 12000. Главные бои, которые этот корпус выдержал под Гольдбергом, Лёвенбергом, в сражении на Кацбахе, у Вартенбурга и в сражении у Мёкерна (Лейпциг), обошлись ему, по данным самых авторитетных писателей, в 12000 человек, между тем остальные потери за восемь недель достигли 16000 человек, т.е. 2/5 всего состава.

Таким образом, надо быть готовым к большому разрушению своих сил, если имеется в виду ведение очень подвижной войны; это надо учитывать в плане действий и прежде всего позаботиться о пополнениях".

Пример, возможно, слишком "разрушительный", но факт остается фактом — большие потери на марше, от болезней, истощения и прочего косили армии. Удивительными и невозможными кажутся потери Швеции в войнах XVII века. При том большая часть этих потерь — потери небоевые.

Крымские татары совершали марши на тысячи км, при этом их армия сохраняла боеспособность и была способна по прибытии вести затяжные боевые действия с противником. Марш в Венгрию занимал 2-2,5 месяца, к Дербенту из Бахчисарая в 1579 году шли 2,5 месяца, до Москвы было 1,5-2 месяца пути. Любой может увидеть на карте, какие расстояния проходили крымцы. В начале 16 века крымские отряды, бродившие в окрестностях Минска и Вильно, были обычным явлением. В 1689 году крымская армия сражалась с русскими под Перекопом, потом вышла к Дунаю, билась с австрийцами под Патачином в Венгрии и подавила восстание Карпоша в Македонии, после чего крымцы участвовали в осадах Белграда, Ниша и Видина и битве под Зэрнешти, пройдя несколько тысяч км, сохранив при этом свои боевые качества. Конечно, такие кампании были редкостью, обычно в крупных силах ходили в "ближнее" порубежье Крыма — Украину, Молдавию, Черкесию.

Продолжительные и регулярные военные кампании были бы невозможны без той выносливости и привычке к тяготам походной жизни, которая является постоянным местом в нарративных описаниях крымских татар. Анджей Тарановский рельефно обрисовал это в своем описании Астраханского похода 1569 года — будто бы из всей огромной турецкой армии вернулось в Стамбул не более 2 тыс., а "татар мало погибло, ибо привычны к великой нужде" (ЗООИД. Том 8, с. 488). Вот другой пример: "A Western ambassador in Hungary, Ghiselin de Busbeq, mentioned that a Tatar serving in his Ottoman escort was held somewhat in awe by his Turkish comrades for his insensitivity to weather and disdain for protection in battle" (Brian Glyn Williams “The Sultan`s Raiders. Military Role of the Crimean Tatars in the Ottoman Empire”, с. 41). Польские историки (такие как Ольгерд Гурка и Богдан Барановский) считали, что татары превосходили поляков умением переносить тяготы войны.

Конечно, есть много примеров больших небоевых потерь крымских войск, особенно во время зимних кампаний. Однако предположу, что в целом ханская армия страдала от них меньше большинства других армий. Это тем более вероятно, что бездонного моря рекрутов для пополнения потерь в ханстве не было. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened