ametsheykhumer

Categories:

Выдуманный "Молодинский триумф": о разгроме, которого не было

Вернемся к статье Виноградов А. В., Малов А. В. Сошлись с ними у Воскресенья в Молодех. Материалы о походе Девлет-Гирея I на Москву 1572 г. в Крымской посольской книге 1571-1578гг.//Единорогъ. Материалы по военной истории Восточной Европы эпохи Средних веков и Раннего Нового времени. Вып. 2. М., 2011. С. 202-253

На стр. 226-229 авторы полемизируют с исследователями, считающими, что в 1571 году русские войска потерпели тяжелое поражение в битве за Москву. Нельзя не согласиться с авторским посылом: если выдвигаете серьезное утверждение, пожалуйста, докажите его верность, и термины, само собой, употребляйте корректные. 

Авторы утверждают, что не было под Москвой «никакого сколь-либо  значимого сражения (не говоря уже о страшном поражении») (с. 227). На стр. 228 нам сообщают: «Тезис о разгроме московских войск также требует отдельного уточнения». Складывается следующая картина: источники ничего не сообщают о генеральной битве, тем более о «страшном поражении», «разгром» русских не доказан. Требовательность авторов к корректности используемых терминов радует. Жаль только, требовательность эта касается лишь Москвы (1571). Как только речь заходит о Молодях, тезисы уточнений уже не требуют.

Статья, собсно, и начинается с громкой фразы: «Давно не вызывает сомнений у специалистов тот факт, что разгром Крымской Орды 2-3 августа 1572 г. на Молодях имел серьезные последствия для всего комплекса русско-крымских отношений». У меня есть сомнения, что разгром вообще имел место и эти сомнения авторы развеивать не спешат. 

Авторов возмущает, что русскую армию некоторые историки «страшно поразили» и «разгромили»? Но Молоди они вообще называют «катастрофой», причем трижды (стр. 207, 210, 218). На стр. 232 авторы заявляют о «панике в рядах ханской армии, превратившей отход в паническое бегство с дополнительными большими потерями». Стоит говорить, что вся эта цветистая фраза никак не подтверждается источниками? Русские источники сообщают буквально следующее: 2 августа удалось отразить штурм, в ночь с 2 на 3 августа Девлет Гирей ушел за Оку, с утра 3 августа русские бросились к лагерю и разбили там арьергард, а потом и заслон, оставленный на Оке. Если бы во время штурма 2 августа или в ночь со 2 на 3 августа имела место некая паника, это повлекло бы за собой соответствующие результаты. Например, отраженные от гуляй-города крымцы бегут. Тогда русские, дабы развить успех, преследуют беглецов. Остатки крымских войск оказываются у Оки в тот же день, уже 2 августа, скапливаются на переправе, где происходит Березина. Другой вариант — паника начинается в рядах ханской армии во время ночного отступления. Тогда утром 3 августа русские натыкаются на толпы отставших, гонят их и выходит на тылы ханских войск, скопивших у реки, но в силу паники не способных быстро перейти Оку. 

Разумеется, ничего этого не было. Не было «Переволочны» после молодинской «Полтавы». Все потери, которые крымские татары понесли после отражения штурма 2 августа, в источниках связываются лишь с поражением заслонов, намеренно оставленных ханом. Ничего не известно о панике, отставших, неорганизованном отступлении, проваливании под лед (если уж писать былины, то почему бы не утопить крымских татар под августовским льдом?), разгроме бегущих на переправе и прочем. Было бы логично, если бы русские воеводы, обратив в бегство и разгромив татар 2 августа, не стали бы ждать, пока те придут в себя и вновь будут готовы к бою. А напали бы и погнали бы к реке, преследуя и громя бегущих. Но русские воеводы мирно ушли обратно в гуляй-город. Ибо они знали — никого они не разгромили. А к лагерю Девлета Гирея они пошли лишь утром 3 августа, узнав об его отступлении.

Авторы требуют скрупулезно восстановить картину московского похода 1571 года, не выдумывать разгром там, где это не подтверждается источниками. Но когда речь заходит о победах не над «нашими», а «наших», критический анализ источников испускает дух. Разгром — это утрата боеспособности. Армия перестает представлять из себя организованную силу. Доказывают ли авторы, что крымское войско было разгромлено? Нет, но они постоянно об этом пишут. 

Название статьи как бы подразумевает, что нас ждет информация о Молодинской битве из «Крымской Посольской книге». На стр. 244  действительно есть краткое упоминание битвы из «Посольской книги». Упоминается, что было «дело», крымских людей, конечно же, много побили (стандартная фраза, ни к чему историков не обязывающая), и потом крымский царь поворотил назад, отправив к Ивану Грозному своих гонцов. Вот и все. Не сказано, что хан отступил под давлением (его вытеснили с поля битвы), что его обратили в бегство, а его армию перебили и прочее. Хан вторгся, хан напал, хан ушел. То же самое мы видим и в других источниках. Вопрос — а где же разгром? 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened