ametsheykhumer

Category:

О мобилизациях в Крымском ханстве

Участники крымских «экскурсий» делились на:

1) Волонтеров (эти идут в набег или в поход когда захотят и с кем захотят).

2) Ополченцев (идут, когда прикажут, под знаменами своими бея).

Вместе с тем в Крыму и ногайских ордах вполне себе наличествовала «текучесть кадров». Люди спокойно меняли место жительства и, следовательно, в одном походе воевали над знаменем Барынов, в другом — Ширинов. 

Вот что рассказал запорожцам пленный ногаец Джамбуйлуцкой орды Джаум-Али: 

(Шахтемир-ага, правая рука калга-султана в августовском набеге 1769 года, просит калга-султана после возвращения и роспуска татар по своим домам набрать добровольцев и вновь вторгнуться в русские пределы)

"Однако напоследок на просьбу Шахтемира согласился и позволил охотников набрать, а он, получа то позволение, в татарские жилища своего ведомства публиковать и охотников вызывать, обнадеживая при том, что они, конечно, с хорошей добычей возвратятся. Почему его ведомства татар-охотников вышло к Перекопу 150 человек, да при нем неотлучно находившихся было исправных татар до 40, а сверх того из других мест собрались, так что всех охотников собралось до 500. В собранном числе был знатный наездник и во всяких случаях отважный татарин и провожатый (югбашче) владения (орды) Джамбуйлуцкой, именем Хозба-Хаче, который, видя старание Шахтемира, весьма охотно шел и других приглашал, а особливо тех, кои в последнее на Самаре бывшее нападение не были и не поспели". 

(Скальковский А.А. История Новой Сечи или последнего Коша Запорожского. Часть III. Одесса, 1846. С. 42). 

Чапулбаши уже имеется и созывает под свой значок (Шахтемир, как командир, имел таковой) добровольцев "своего ведомства" (подчиненного ему населения? Понимать ли это так, что Шахтемир имел несколько своих деревень, откуда вызывал добровольцев?). Кроме того, у него была своя дружина (числом в 40 человек), и плюс "из других мест" пришло около 300. То есть известия о набеге распространились по Крыму и даже за его пределами (среди Джамбуйлуцкой орды). Отдельно отметим, что агитаторы нашлись не только среди людей Шахтемира, но и среди добровольцев. Также любопытен «индивидуальный подход к клиенту». Под «публикацией» следует понимать, конечно же, устные сообщения. Что за Шахтемиром охотно шли, не должно удивлять — крымские татары — народ немногочисленный. И сейчас кто кому родня и кто где женился можно узнать через родственников своих друзей и друзей своих родственников. Поэтому на территории полуострова вполне себе были известны, быть может, несколько десятков особенно удалых «промышленников» — бахадыров, да и пошедшие за ними вряд ли сильно огорчались по поводу малознакомых соратников. «Ты, значит, ходил с таким-то агой на Польшу три года назад? Замечательно, а мой брат когда-то служил вместе с племянником этого аги». И вот вроде уже не такие уж стали и незнакомые. Поэтому когда в село въезжал агитатор или даже сам ага (а известны случаи, когда и будущий командир набега лично собирает своих людей) и громко объявлял — «кто захочет пойти на московов, к тому-то дню приходите к Перекопу» — желающие находились.

Известны случаи, когда в набеги ходили «черные татары» без ведома мурз. Впрочем, чапул/беш-баш — это не обязательно поход только ради добычи. Известны случаи, когда ор-бей отправляет агу для проведения беш-баша с целью захвата языков, тот едет в ближайшие к Перекопу села и набирает там команду. См. Эварницкий Д.И. Источники для истории запорожских козаков Том 1. Владимир, 1906. стр. 203, 308 — и в таких случаях, судя по показаниям пленных, о добровольности речи не шло. А на стр. 584-585 читаем: «некоторой Байкул ага взяв соизволение у бея перекопского и призвав к себе татар охочих близко 100 человек, пошел было в загон под Белую Церковь для добычи» — очередной пример того, как для набега все же просят санкции начальства. 

В отличие от походов, когда из каждого села выходит столько-то человек, составляющих казаны/коши, в набегах объединялись вместе люди из самых разных мест. Скажем, из 9 пленных, взятых в 1695 году из отряда Байкула аги, и не оказалось и 2, бывших из одного села, все были из разных (впрочем, все же более-менее близко расположенных — судя по тем названиям, что я сумел прочитать, речь шла о Мангытском иле, т.е. северо-западе Крыма). Но это, конечно, не показатель — в других случаях односельчане вполне шли в набеги вместе.

Мобилизации именно что для военного похода должны проводиться по другому принципу (живешь у Ширинов — воюешь за Ширинов), но есть источник, притом от лица компетентного, утверждающий, что и на войну шли кто за кем захочет. 

«После того, как наше войско решит отправиться [в поход] на какую-либо страну, его уже невозможно вернуть, поскольку [воины] не являются нашими наемными слугами. Они – кочевники, люди степей. Даже те воины, которые находятся здесь (в прим. — то есть в Крыму), следуя за ними [в поход], сами выбирают себе командующим какого-либо бека».

Это из письма хана Мухаммеда Гирея султану Сулейману I с объяснением причин, почему это крымцы не могут пойти на Польшу (1521). См. История татар. Том IV, с. 902-903.

Такой вот вброс. Но эту тему еще попытаюсь развить дальше.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened