ametsheykhumer

Categories:

Немного дискуссии

А это я опять собрался заочно дискутировать с Нечитайловым. См. вот этот его пост и комменты. Теперь — малость размышлений от меня. 70 тысяч крымских татар в 1689 году — число реальное. Но реальное в том плане, что оно действительно содержится в источнике (сообщающем, что эта масса собралась в результате мобилизации из 32 «уездов», то есть кадылыков). 

Население Крыма в 1783 году — до 56 тысяч мужчин (по Камеральному описанию Крыма). До войны 1768-1774 годов оно было существенно выше. Большинство историков оценивают население полуострова в 1760-1770-е годы в 250-300 тысяч человек. Это — весь полуостров. То есть включая караима, служащего в кенассе, армянина-торговца из Кефе и грека из Ялты. Грубо говоря, к 1689 году общая численность крымских татар не превышала 200 тысяч (Ольгерд Гурка писал о 180-200 тысячах, среднее значение на век, еще 50-70 тысяч — остальные). Возрастная структура населения ханства мне неизвестна, но все же очень сильно сомневаюсь, что каждый третий крымский татарин (включая женщин, детей и стариков) мог отправиться на войну. 

При действительно поголовном массовом призыве крымское войско превращалось чуть ли не в наполовину пешую толпу. Например, Прозоровский постоянно отмечал, что во время боевых действий в Крыму в 1771-1774 годах крымские ополченские отряды зачастую состояли на 30-50% из пехоты. Почему? Да потому что коней имели не все. И когда сгоняли всех подряд, внезапно русские оказывались под ружейным огнем татарской пехоты (это не сюрреализм, это Крым в 1770-е годы). Сообщают ли источники о том, что Голицына атаковала пешая толпа? Не припомню такого. Поправьте, если я ошибусь, но ему противостояла именно конная армия. Учитывая, что Селим Гирей привел с собой из Буджака 4 тысяч всадников (по Гордону) и плюс была проведена мобилизация в самом Крыму (полагаю, что масштабная), его войско могло составить до 30 тысяч кавалерии. Теоретически крымский хан мог собрать и больше, но в 1689 году под Перекопом были лишь крымцы и буджакцы (без казыевцев). Против них — более 100 тысяч с 350 орудиями (формально Голицын имел более 110 тысяч плюс казаки Мазепы, коих формально было 30 тысяч, но учитывая нетчиков и маршевые потери, положим, что речь шла о 100 тысячах с небольшим).

«Трусливая и невзрачная, без луков, без сабель», «вступающая в бой когда их 10 на 1» орда смело атаковала более чем трехкратно превосходящего неприятеля, изрубила казацких два полка и укатила с собой 20 (по русским данным) и 30 — по крымским — пушек. Громадное воинство Голицына наполовину состояло из конницы, но она ничем себя не проявила и была «вбита в обоз» крымцами в начале боя (Гордон даже писал, что в вагенбург загнали и пехоту). Да, конечно, при энергичном военачальнике ход битвы мог быть иным. Однако унылое полководчество Голицына вряд ли было единственной причиной такого положения дел. Без высокой боеспособности крымской конницы Ахтырский и Сумской полки не пострадали бы. Нужен был подлинный героизм, уверенность в необходимости защиты родной земли и твердая вера в свои силы, чтобы вообще кинуться на такую колоссальную массу врага, ощетинившуюся жерлами сотен пушек. Нужно было знать, что на что способны крымцы, чтобы благоразумно уклониться от боя в поле. Ох и бомбил же Посошков по этому поводу: «все устрашились малой горсти». Знаю, Посошков еще тот любитель преувеличивать, и соотношение сил он указал аховое (300 тысяч русских на 15 тысяч татар), но общая мысль его — «наших было больше, но они ничем себя не проявили» — вполне верная.

Но, конечно, Голицын не был разбит. Физически едва ли возможно сокрушить 100-тысячную армию (на 3/4 состоящую из войск иноземного строя), с табором и пушками, в одной битве. Тем не менее, Голицын увидел, что завоевание Крыма легкой прогулкой не будет, и счел за благо уйти обратно (он, конечно, дошел еще по инерции до Перекопа, но потом развернулся). При этом речь не шла о больших потерях — Голицын оценил собственный урон в боях менее чем в 1300 человек — около 1% всех сил. Важна была стратегическая победа — и она была достигнута. Так что да, Селим Гирей в кампании 1689 года вышел победителем. 

То, что я написал выше, противоречит мнению Нечитайлова о низкой боеспособности крымского войска. Поэтому он и пишет про «вроде бы» 70-тысячное войско Селима Гирея. Иначе окажется, что крымцы бились с русскими, уступая им в численности в разы. Приходится «подкручить» численность «татарвы» до фантастических цифирек, чтобы не было противоречия между реальным ходом кампании 1689 года и болтовней о «низкой боеспособности крымских татар».

В общем, два вопроса к маэстро (он-то повозмущается у себя в жж, уверен):

1. Считает ли он возможным мобилизовать 70 тысяч войск из 180-200 тысяч населения?

2. Как сочетать тезис о малой боеспособности крымских татар с ходом кампании 1689 года?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened