ametsheykhumer

Categories:

Капыкулу и родовая знать

В Крыму корпус капыкулу был создан еще Сахибом Гиреем (1532-1551). Капыкулу должны были стать опорой ханской власти, но с течением времени, став влиятельной корпорацией, имели, конечно же, и свое мнение о политических вопросах. 

Разница между родовой и служилой знатью была, кажется, не такой уж и строгой. Представители старых родов вроде Ширинов вливались в ряды «служилых», капыкулу дружили и тесно контактировали с родовой знатью. Доходило до общих мятежей: в 1684 году крымские татары, как беи и придворные чиновники, так и ханские гвардейцы (капыкулу и сеймены), сообща выступили против надоевшего населению хана Хаджи Гирея (и который в результате этого мятежа лишился трона). 

В.Д. Смирнов в книге «Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII в. до присоединения его к России» описывает такой случай. Менгли Гирей (1724-1730) пригласил на совещание капыкулу, для обсуждения   того, как следует бороться с беспокойным Джан-Тимуром (из рода Ширин). Любопытный факт: некоторые приглашенные капыкулу поддерживали контакты с влиятельным мурзой (см. тут, стр. 40-41):

«Следуя принципу divide et imperа, Менгли-Гирей II, выпроводив одну часть беспокойных голов за границу, стал обдумывать способы к окончательному укрощению оставшихся дома. Главным образом он хотел приняться за Хаджи-Джан-Тимур-мурзу, который, по словам османского историка Челеби-заде-эфенди, целых уже сорок лет своевольничал, не повинуясь ни ханской власти, ни повелениям Порты и причиняя всякие притеснения своим соотечественникам. С этой целью хан составил совет из Кара-Кадир-Шах-мурзы, Муртаза-мурзы, Абу-с-Сууда-эфенди и других эмиров и улемов, принадлежавших к партии, враждебной грозному Джан-Тимуру. Они порешили на том, что с ним надо покончить, и даже пригрозили, что, в случае если хан не совершит предположенной расправы, они должны будут удалиться из пределов Крыма и оттуда уже вести борьбу с врагом своим. Джан-Тимур, прознав чрез своих клевретов о грозившей ему опасности, написал донос, обвиняя Кадир-Шаха и Муртаза-мурзу в мятежных замыслах. Хан же послал ему ярлык, приглашая его в Бахчисарай и прося умиротвориться. В то же время пригласил харатукских, салгырских аянов и прочую знать, именуемую капы-кулу, в столицу. На происходившем в ханском дворце собрании старый государственный человек Крыма, Мердан-Хаджи-Али-ага, заклятый враг Джан-Тимура, держал речь, в которой доказывал всю несообразность поступков Ширинских мурз и необходимость решительного их обуздания силой оружия, для чего и предлагал почтенным членам собрания, особенно тем, которые входили в число капы-халкы (лейб-гвардии), ради блага всех рабов Божьих оказать верность и содействие хану. Красноречие старого министра так убедительно подействовало на присутствующих, что они тут же дали клятву последовать его предложению. На собрании присутствовали также приверженцы и товарищи Джан-Тимура — Кемаль-ата, Эр-мурза, сын Порсук-Али-аги Осман, брат Кемаля Осман и другие из числа капы-кулу».

Более, на стр. 42 мы узнаем, что среди приговоренных ханским советом к убиению мурз были не только представители Ширинов и Мансуров, но и некий «Ногай-оглу из капы-халкы» (по крайней мере, по сообщению автора «Краткой истории»).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened