ametsheykhumer

Письмо хана и везиря королю и канцлеру о Конотопской битве

Крымский хан Мехмед IV Гирей и везирь Сефер Гази ага после превозмогания московитских полчищ под Конотопом отписали своим «коллегам», Яну Казимиру и коронному канцлеру Пражмовскому. Письма датированы «после 9 июля», отправлены из-под Путивля. Ю. Мицик приводит краткий пересказ везирского письма и сообщает, что содержание ханского письма почти такое же. См.: Мицик Ю. З дипломатичного листування уряду Кримського ханства (друга половина XVI – початок XVIII століть) // Записки Наукового товариства імені Шевченка. Том ССХL. Праці Комісії спеціальних (допоміжних) історичних дисциплін. Львів, 2000. С. 473-502. О письмах — на стр. 495. 

Везирь сообщает, что поляков уже 10 раз просили о помощи, а без нее добить противника не получается. Несколько десятков тысяч неприятельской конницы было побито, в плен попали Пожарский, Ромодановский, Львов, Бутурлин, т.д. Сам Трубецкой с несколькими десятками тысяч пехоты осажден ханским войском под Самарчиком (река Сейм, как я понял). Ожидают коронные войска на помощь, а без них дело не клеется (напомнило слова Выговского, что под Конотопом не была бы лишней иноземная пехота, с помощью которой непременно был бы взят табор). Состояние крымских войск было не очень: «в наших ордах кони очень измученные», «что касается нас, то с нас хватит» (пусть мол поляки прибегут и помогут). Оно и понятно: постоянные набегания на табор явно не прошли даром. Видимо, именно из-за желания дать отдых хан при штурмах уходившего русского табора оставлял половину войска в коше. Бахматы, несмотря на репутацию выносливых коней, все же не терминаторы, и несколько дней интенсивных боев (или резвого марша по 70-90 км) таки плохо на них сказывались. Вот что сообщается о состоянии войск после боев с Голицыным в 1689 году: «Вскоре крымское войско было снова призвано на войну против Австрии. Оставив для защиты Крыма калгая и нуреддин султана, 4-го шевваля 1100 г. (13 июля 1689) Селим Гирай двинулся в путь. Татарское войско сильно устало после войны с русскими: многие были не в силах даже ходить. Поэтому, остановившись в местечке Тёпечокрак, отдыхали 12 дней. Снова двинулись в путь, а затем, задержались на короткое время в Ферахкермане и Бай-Дип, где еще немного отдохнули» (см. тут, стр. 79). 

По книге И.Б. Бабулина Трубецкой действительно стоял неподалеку от Путивля, на Сейме, напротив стояли союзники, но 7 июля крымско-казацкое войско от русского табора пошло к Ромнам. Ханское и везирское письмо, следовательно, были отправлены уже после оного ухода. Представляли они собой попытку объяснить, почему, несмотря на достигнутые успехи, враг все же окончательно не побежден. Нет коронных войск в ощутимых количествах? Сами виноваты, и не удивляйтесь, почему табор ушел. В Варшаву все-таки писали более реальные вещи (не считая масштаба, ну и у Трубецкого и конница оставалась, не только пехота), в Стамбул хан вообще отправил реляцию о полном разгроме противника и гибели бегущего русского войска в Сейме. Посыл «конница побита, осталась пехота» — это что-то из серии «мы свою часть работы выполнили».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened