ametsheykhumer

Category:

Битва под Белой Церковью (1626) как пример польской тактики в боях с татарами

В польском издании Przegląd Historyczno-Wojskowy, номере 4 за 2017 год вышла статья Михала Депты об осеннем набеге крымских и буджацких татар в 1626 году и битве под Белой Церковью 9 октября того же года. 

См. Depta M. Biała Cerkiew. Uwarunkowania, przebieg i skutki jesiennego najazdu 1626 roku // Przegląd Historyczno-Wojskowy. 2017. Rocznik XVIII (LXIX). № 4. S. 9-43.

Не буду пересказывать историю о самом набеге и конртмерах польского командования (в лице коронного стражника Стефана Хмелецкого), интересна сама битва.

Хмелецкий собрал для отражения набега относительно небольшое войско (5270 человек, из них 2300 реестровых казаков гетмана Дорошенко) (стр. 25, 28). Противник обладал казалось бы существенным численным перевесом. Нуреддин-султан Фетх Гирей теоретически располагал 12,5 тыс. всадников, но эти расчеты строятся лишь на мнении О. Гурки, на которое нельзя стопроцентно полагаться. Татарское войско было разделено на 16 «полков» (стр. 18-19). Кстати, учитывая, что под «полками» могли пониматься байраки (то есть отряд под одним знаменем), а они обычно насчитывали от нескольких сот до тысячи и более всадников, то мнение М. Депты об участии в набеге 12,5 тыс. или Д.С. Вирского о 16 тыс. татар (см. тут, стр. 153), хотя и основаны на шаткой базе, но могут оказаться близкими к реальности. Но в реальности перевес был не столь мощный. Ведь поляки умели использовать первый козырь: нападение на кош в то время как часть сил противника разошлась в загоны. Собсно, это и был «классический» способ борьбы со степным врагом. Мало того, что при атаке на кош неприятель способен выставить не так много войск, так еще и отдельные загоны (иногда даже не знающие о противнике и спокойно возвращающиеся в лагерь) громятся по частям.

План нуреддина сводится к следующему: часть конницы (отборные части) оставались у коша, расположенного на правом берегу Роси, напротив Белой Церкви. Их задача сводилась к тому, чтобы атаковать переправившуюся польскую конницу и разгромить ее, используя выгодные условия местности (правый берег Роси был заболочен). В то же время часть татар должна была скрытно обойти фланги поляков и ударить по переправе, отсекая уже перешедшую конницу от отставшего табора. Основные силы татар располагались за сооруженным валом, используемым как оборонительная линия (стр. 26-27), вероятно, они должны были вступить в дело после того, как конницу Хмелецкого свяжут боями. После чего подвижная татарская конница должна была нанести поражение окруженной неприятельской кавалерии. 

Итак, татары рассчитывали лишить поляков их грозного тактического преимущества (второй козырь: действия конных масс с опорой на вагенбург), но Хмелецкий это предусмотрел. От себя добавлю, что польские военачальники в начале века постоянно придумывали всякие разности, как бы им удачно сочетать медленный табор и быстрых всадников и избавить себя от опасности окружения. Хмелецкий вот приказал сгрузить с возов тяжести, дабы они поспевали за конницей (стр. 25). Передам слово автору (стр. 28):

«Chmielecki, uprzedzony o planach ataku na tabor, położył duży nacisk na zwartość i zabezpieczenie szyku. Za dobrze uzbrojonym taborem postępowała piechota, zaś po obu jego stronach postawiono najbardziej doświadczonych żołnierzy. Regimentarz kilkakrotnie ponawiał rozkaz, aby szyk wozów szedł z tą samą prędkością co jazda, co znacznie ułatwiało ich wcześniejsze odciążenie. Tak ustawione oddziały dotarły wkrótce do wału, za którym w pewnym oddaleniu stał obóz tatarski». 

То, что между конницей и табором не было разрывов и они вместе подошли к кошу, стало одним из ряда факторов, снизивших боевой дух татар. Они заняли оборонительную позицию, так и не начав атаку (стр. 29-30). Фетх Гирей решил защищаться, пока не вступят в дело отряды, действующие в тылу противника.

Польская конница выстроилась в две линии перед табором (во второй линии встали казаки), табору (при котором оставили всю пехоту и пушки; часть их прикрывала тыл табора) было приказано идти вперед за наступающей конницей (опять же, во избежание образования разрыва между ними) (стр. 30-31).

Основные силы татар были вынуждены принять фронтальный удар польской конницы (третий козырь — преимущество в лобовом столкновении). Первая линия их была быстро опрокинута, обратились в бегство и остальные. Удар был таким быстрым, что побежали и некоторые отряды, высланные за фланги поляков. Коронные силы бросились преследовать неприятеля. Однако часть воинов нуреддина ударила на табор. Хмелецкий, опасаясь, что татары таки отсекут увлекшихся преследованием всадников от возов, отослал часть хоругвей к табору, для его прикрытия, ликвидировав угрозу. Вся битва, включая продолжительное преследование, заняла 4 часа (стр. 32-33). Потом (на следующий день, больше в день битвы поляки уже ничего не делали ввиду усталости) Хмелецкий разделил свои силы, разослав их по окрестностям, для погони за бегущим противником и погрома оперировавших в окрестностях загонов (карта с действиями 10-11 октября на стр. 34, действия — стр. 35-38). Потери татар точно неизвестны (нарративу верить не стоит), но были значительны (основная их масса пришлась на действия после самой битвы, так как в бою татары бежали слишком быстро, чтобы понести большой урон). Хмелецкий же потерял 39 убитыми (стр. 38-39).

Какие мы можем сделать выводы из статьи? Во-первых, из действий и планов сторон видно, какое большое значение уделялось табору. Татарское командование считало важным отделить его от конницы, польское — не допустить этого. Вполне возможно, что Хмелецкий учитывал опыт Цецорской битвы 1620 года, в которой участвовал. По его словам, гусары бежали от вышедших в тылы польской конницы татар, бросая свои длинные копья для облегчения бегства. Отсюда и раз за разом повторяющийся приказ следить, чтобы возы не отстали от всадников. Даже когда основные силы противника бежали, Хмелецкий лично отправляется с частью войск к табору, чтобы не допустить вклинивания татар и отсечения от него конницы, а то мало ли, ведь бегущие татары могут вернуться, и тогда наступит кризис, но уже для поляков. Во-вторых, в боях в период двухвекового польско-татарского противостояния речь не шла о «голом» превосходстве поляко-литовцев, превосходстве «по умолчанию», а о превосходстве, обеспечиваемом каждый отдельный раз распорядительностью военачальников. Они-то знали, что побеждают именно благодаря умелому использованию своих сильных сторон и нивелированию сильных сторон противника. Хотя, конечно, в целом преимуществ у польско-литовской стороны было больше.Константин Острожский, одолев крымцев под Лопушной в 1512 году (где поле битвы было с обеих сторон ограничено лесом), осторожничает под Сокалем в 1519 году, не чувствуя на этот раз преимуществ за собой. Невзирая на отдельные громкие победы, выбегание конницы далеко от табора считалось делом опасным. Ибо тогда использовали свой главный козырь татары: подвижность конницы, уклоняющейся от удара, когда она этого не хочет и атакующая в превосходных силах в нужном месте, и, как следствие, окружение противника (легко перерастающее в панику в его рядах). Поляки имели два основных тактических козыря: превосходство конницы во фронтальном ударе и табор. Стратегический козырь: возможность атаковать татар по частям, когда кто-то сидит в коше, а остальные бегают по окрестностям. Польское командование с успехом использовало свои сильные стороны в битве под Белой Церковью (тесно прижав свою конницу к вагенбургу и навязав более легко вооруженным татарам фронтальный бой) и одержало крупную победу. Впрочем, перефразируя слова римлян о войне с Пирром, скорее «не поляки победили татар, а Хмелецкий победил Фетха Гирея».


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened