ametsheykhumer

Categories:

Рабыня, служанка, жена: русские и украинские женщины в крымскотатарской лексике

Постоянное поступление женщин из Восточной Европы и Кавказа в Крым не могло не отразиться на крымскотатарском языке. Славянские женские имена  и слова, обозначающие девушек, у крымских татар эпохи ханства приобрели характерные значения, связанные с подчиненным положением иноземных женщин. 

Например, имя Мария стало обозначением рабыни. См. у Эвлии Челеби: «По их переписи вышло, что невольников больше, чем было раньше записано у кадиев при прежних ханах. Они переписали шесть раз по сто тысяч пленников. Было записано также сто двадцать две тысячи женщин и девок и два раза по сто тысяч пленных гулямов-копна. Копна – так называют несовершеннолетних гулямов. Было записано также сто тысяч шестьсот девок. Переписывать этих девок, гулямов-копна и невольниц-марий не полагается по закону, но они были переписаны» (см. тут, стр. 221-222).

Другой вариант этого же имени — Марушка/Марушке. Как правило, его переводят как «русская женщина». Однако есть примеры, показывающие, что это название применялось и к украинкам. Собственно, самый ранний пример употребления этого слова именно к ним и применялся (середина XVII века):

«О хане нет известий, сомневается, чтобы он прибыл. Говорит, что слышал как Нурадин султан говорил: «Марушка в этой стране худая, более сытая на Украине, будем сами ее брать и сражаться не будем, хотя войско ляшское и будет наступать, ибо от царя не имеем распоряжения. Если хан не прибудет в Крым, тогда в Крым (Так в тексте. Должно быть «из Крыма») возвратимся» (см. тут, стр. 468).

Впрочем, есть указания на то, что словом «марушка» крымские татары называли жену. Е.М. Бакунина, побывавшая в Крыму в годы Крымской войны, вспоминала о своем опыте общения с крымскими татарами

«я, с Монтандоном в руках (путеводителем по Крыму), разговариваю с татарином, спрашиваю, скоро ли у него будет марушка (жена). Он отвечает, что хочет марушку в 100 карбованцев (серебряный рубль), а про татарок, что с нами сидят, жен его братьев, говорит, что одна стоила один карбованец, а другая — 50. Все хохочут над моим татарским языком». 

Впрочем, у самого Монтандона я слова «марушке» не нашел. В предисловии В. Орехова к тексту Монтандона указана ссылка на слова Бакуниной: Бакунина Е. М. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860) // Вестник Европы. - 1898. - Кн. 4. - С. 532.

У Толстого в «Хаджи-Мурате» словом «марушка» называют жену и кавказцы.

Еще одно слово, «тевке/тевка» (происходит от слово «девка»), имело спектр значений от «женоподобный мужчина» до «рабыня». Означало также «девка» или «служанка». См. статью Симанская Е.Э. Гендерные оппозиции в лексической системе крымскотатарского языка, стр. 224.

О. Рустемов в «Кадиаскерских книгах» (стр. 56) полагает, что слово «дюке» (молодая невольница) могло произойти от слова «девге» (искаженное «девка»). 

Вот так регулярные набеги и, как следствие, масштабные перемещения женщин на территорию полуострова обогатили крымскотатарский язык.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened