ametsheykhumer

Categories:

Количество невольников в Крыму

Сколько в Крыму было свободного населения, хотя точно неизвестно, но приблизительно все же подсчитывается. А как же рабы? Сколько было их? Обычно на ум приходят запредельные величины, называемые Эвлией Челеби, но есть ли более реальные данные? Есть. Сначала — ссылки и цитаты.

Kizilov M.B. Reports of Dominican Missionaries as a Source of Information about the Slave Trade in the Ottoman and Tatar Crimea in the 1660s //Osmanlı Devletinde Kölelik: Ticaret–Esaret–Yaşam. Eds. Zübeyde Güneş Yağcı, Fırat Yaşa, and Dilek İnan. Istanbul, 2017. pp. 103-116. C. 115:

"The letter of Polish prisoners from Bahçesaray mentioned thatin 1660 there were approximately in 40.000 Polish slaves the Crimea 47. In 1744 the number of Polish prisoners in the pen-insula was around 45.000 48.

In view of these data it comes as a surprise that accord-ing to Francesco Piscopo there were… only about 700 Catho-lic slaves living in the Crimea the 1660s 49. This incorrect number can be explained by two factors: 1) he did not include into his account the slaves of Orthodox denomination who were perhaps more numerous than those of Catholic faith; 2) whilevisiting the Crimea he was not allowed to travel around thecountry and collect precise numerical data regarding the number of slaves".

Ссылки: 

47 Ambrosius Eszer, “Neue Forschungen,” p. 219.

48 M. Inglot, “Misjonarze jezuiccy na Krymie od początku XVII do połowyXVIII wieku,” Polacy na Krymie, ed. E. Walewander, Lublin 2004, p. 198.

49 Raguaglio, p. 232 (Raguaglio del viaggio fatto da’padri dell’ordine de’Predicatori, inviati dallaSagra Congregazione de Propaganda Fide missionarii apostolici nella Tartariaminore l’anno 1662 aggiuntavi la nuova spedizione del p. maestro F . Piscopo in Armenia e Persia. Dato in luce dal P. Fr. Raffaele Maria Filamondo. Napoli:per li Socii Dom. Ant. Parrino, e Michele Luigi Mutii, 1695).

Еще о том же: Кизилов М.Б. Письмо польских пленников 1660 года из Бахчисарая как источник по истории работорговли в Крымском ханстве в раннее новое время // Историческое наследие Крыма.2016.  № 37. С. 124-131, на с. 131.

Но это о количестве в целом, а вот сведения по отдельно взятому городу:

Аваков П.А. У истоков российской пограничной дипломатии в Крыму: миссия подьячего Алексея Рудеева в Кафе 1701 г. //  Границы и пограничье в южнороссийской истории: Материалы Всероссийской научной конференции (Ростов-на-Дону, 26 – 27 сентября 2014 г.). С. 3-20. На с. 16:

«Муселим-ага заявил, что русских пленников «за множеством переписыват у них некому – таких полоняников в одном городе Кефе болши трех тысяч человек, а во всем Крыму – и сметить невозможно». 

А это — данные по Крыму на начало XVIII века: Кондараки В.Х. В память столетия Крыма. Этнография Тавриды. Том 2. Москва, 1883. На стр. 114-121 приводится письмо (в переводе на русский) иезуитского отца Дюбана маркизу де Тарси (1713). 

Кстати, там есть много всякого любопытного: на стр. 118 число сел в Крыму оценивается в 1200, а на стр. 119 сообщается, что на случай войны перекопские татары выставляют от 20 до 30 тысяч человек, на стр. 120 — ногайцы собирают 100 тысяч, они — самая многочисленная часть ханского войска. 

Но вернемся к невольникам. На стр. 121 Дюбан определяет их число в его время в 15-20 тысяч, и сообщает, что ранее, в предшествующие годы, их было намного больше, но более 40 тысяч рабов-христиан погибли от неких заразительных болезней.

С.М. Соловьев — о числе невольников на середину 1771 года.

«Несмотря на то что хищнические набеги крымцев на русские и польские, т. е. тоже русские, окраины, по-видимому, прекратились, в Крыму томилось в неволе немало русских людей, число их увеличилось после татарского нашествия в начале войны; кроме русских были христианские рабы из других народов. Торжество русского оружия в Крыму, разумеется, должно было сопровождаться немедленным освобождением русских и вообще христианских рабов. Князь Долгорукий потребовал этого освобождения; но, чтоб не возбудить негодования черни, общество главнейших Ширин, знатное дворянство и духовенство взялись из общих земельных доходов заплатить за пленных христиан: за мужчин — по 100, а за женщин — по 150 левков. Посредством такого выкупа в армию приведено было мужчин и женщин 1200 человек; многие солдаты, особенно из поселенных гусарских и пикинерных полков, нашли между ними своих жен и детей. Но как скоро между рабами пронеслась весть, что их освобождают, то не стали дожидаться определенного для выкупа срока и бросились бежать к войску; таких беглецов в августе месяце при армии было уже до 9000 душ».

Кстати, это были еще не все, ибо вопросы выкупа невольников вставали в переговорах крымских татар с русскими и в следующие годы. Что касается вывода, то:

— Количество рабов колебалось в зависимости от времени. В период продолжительных войн их число росло, спустя долгое время после мира — уменьшалось (если говорить о Центрально-Восточной Европе в целом, зато Кавказ был стабильным поставщиком невольников почти в любое время).

— Сведения, что на 1660-е годы в Крыму было 40 тысяч польских (то есть происходящих с территории Речи Посполитой) рабов правдоподобны (время-то лютое было, сплошные походы и набеги), но это может быть символическое число (например, спросили как-то у татарина: сколько на полуострове рабов, а он — тысяч сорок, то есть очень много). С рабами из Москвы, Черкесии и Молдавии будет, вероятно, тысяч 60.

— Сведения, что польских пленных в Крыму было 45 тысяч на 1744 год совершенно неправдоподобны, ибо никаких крупных набегов на РП к тому времени не было уже давно и их никак не могло ни быть так много, ни быть больше, чем в 1660 году.

— Возможно, на 1713 год в Крыму действительно было 15-20 тысяч рабов, на 1771 год — несколько меньше число. На 1700 год их могло быть больше (например, на несколько тысяч), но явно не на сорок тысяч, ибо вымирание рабского населения на 2/3 — это соответствующее вымирание свободного населения, чего я не припомню; видимо, Дюбан узнал о 40 тысяч умерших опять же от татар («сколько умерло рабов? Не знаю, наверно очень много, тысяч сорок»).

— Не берусь судить, насколько реально пребывание в Кефе 3 тысяч на 1701 год, но в теории это возможно: все-таки центр работорговли Крыма, а тут еще война только-только закончилась.

— Если мои предположения верны, невольники составляли где-то 20% от численности свободного населения Крыма на 1660 год, до 10% на начало XVIII века и не более 5% на 1771 год.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened