ametsheykhumer

Category:

"...против всего Крыму нашей мочи не будет"

См. статью Тептеев В.Т. Взаимоотношения Калмыцкого ханства и Кубанской орды в 1712-1715 гг. // Magna adsurgit: historia studiorum. 2018. №2. С. 15-34.

С. 17, 1712 год: «Аюка жаловался П.М. Апраксину на тяжелое положение калмыков. По его мнению, если бы с кубанцами они могли и самостоятельно справиться, то «против всего Крыму нашей мочи не будет». Калмыцкий хан надеялся на поддержку российских войск, в противном случае, как он считал, «мы весьма пропадем». 

То есть калмыцкий правитель скептически оценивал возможность успешного  противостояния соединенным силам Крымского ханства, если те начнут полномасштабное наступление на волжские степи. Возможно, Аюка давил на жалость, желая получить российскую военную поддержку (солдат и пушки). Собсно, период 1712-1715 годов — это страхи тайш, что придут кубанцы и разорят Калмыкию, отсюда и беспрерывные обращения за помощью к русским. 

Еще любопытный момент — «ритуальное» бахвальство хана Саадета IV Гирея перед сыном Аюки Чагдоржабом. См. статью Тептеев В.Т. Кабардинский вопрос в калмыцко-крымских отношениях зимой 1720-1721 гг. // Magna adsurgit: historia studiorum. 2018. №1. С. 62-69. Стр. 67-68:

«Саадет-Гирей сделал предложение Чагдорджабу: «и мы де с тобою для их ссоритца не будем, ты де владей своими татары, а я де буду владеть своими, но токмо де не стой за кабардинцов». Но он готов был решить вопрос и силовым путем: «а ежели де хочешь с нами, крымцы, воеватца, то де укажи место, и мы де с вами воеватца готовы».

Вот это вот «укажи место и мы придем» кстати даже в татарский фольклор проникло, вспомнилось еще, как Василий III Мехмеда I Гирея вызывал на бой.

Кстати, из той же статьи, о ценности «панцирей» в глазах калмыков. Стр. 65, начало декабря 1720 года: 

«В первую очередь калмыцкий посланник прибыл в ставку Хатокшоко Мисостовича, где собрались сторонники крымцев, и лично встретился с султанами Салих-Гиреем и Абаз-Гиреем – сыновьями крымского хана Саадет-Гирея. В ходе переговоров султаны предложили посланнику сделку: обманом захватить в плен Арсланбека Кайтукина и передать им, а в награду обещали ему 30 ясырей и 30 панцирей». 

Стр. 67, сын Чагдоржаба Досанг и Исламбек Мисостов (кабардинский князь прокрымской ориентации):

«Как сообщал кабардинский князь Эндар в Астрахани, Досанг перед тем как отпустить, взял у Исламбека панцирь». 

Еще. Как-то упоминал бой между крымско-ногайским отрядами и калмыками в 1696 году, известный из хроники османского писателя Фундуклулу, в котором отличились секбаны, остановившие атаку калмыков. Однако в статье Тептеев В.Т. Взаимоотношения Калмыцкого ханства с южным порубежьем России накануне политического кризиса начала XVIII в. // Magna adsurgit: historia studiorum. 2016. №1. с. 34-49, в которой история отношений калмыков с их соседями в 1690-е годы рассмотрена подробно, про этот бой ни слова. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened