ametsheykhumer

Categories:

Эффективность ружейно-артиллерийского огня польских войск в 1685 году

Одним из важнейших (а то и вовсе важнейшим и подробнейшим) польским источником по истории похода польско-литовской армии в Молдавию в 1685 году является «Правдивая реляция» ее командующего, Станислава Яна Яблоновского. Разумеется, сама приставка «правдивая» в названии реляции означает, что нас ждут преувеличения, пафос и т.д. (например, урон польско-литовских войск за всю кампанию Яблоновский оценивает в сто с лишним человек, а враг терял в каждой стычке по несколько сот). Но все же реляция ценна, в том числе сведениями по результативности огня. См. Dyaryusz prawdziwej relacyi praeclare gestorum Woyska JKM ci i Rptej na Kampanii w R. 1685 po wielu miejscach, a osobliwie w Wołoszech // Biblioteka Starożytna Pisarzy Polskich. Том 5. Warszawa, 1844. S. 241-261.

Яблоновский подробно сообщает об успешных действиях воеводы киевского Марцина Контского, командующего польской артиллерией (в походе насчитывала 50-60 орудий), который руководил арьергардными боями.  Так, в одном из боев (8 октября) несколько тысяч конных турок и татар и 4 тысячи янычар напали на арьергард, Контский приказал зарядить пушки картечью и стрелять из ручного оружия, подпустив врага к самим пушкам, отчего пало аж 60 неприятелей (с. 254-255). 

В другом бою поляки вели мощный огонь из мушкетов и пушек, выпустив 600 картечей, не считая пуль, вследствие чего погибло 800 врагов (с. 256-257). Яблоновский сообщает, что польские артиллеристы стреляли настолько умело, что несколько раз с коней падало сразу по 4 и более неприятелей (с. 259).

Яблоновский, разумеется, преувеличивал потери противоположной стороны. Тем более заслуживают внимания слова о том, как изредка удавалось свалить по 4 и более всадников одним ядром (картечью), и как это было метко. На 600 картечей и, вероятно, тысячи пуль пришлось будто бы 800 турок и татар, но в реальности было, думаю, в разы меньше. Словом, полагаю, что результативность составляла в лучшем случае несколько выпущенных ядер и картечей на одного убитого турецкого/татарского всадника. К слову, турецкая артиллерия, которую Яблоновский оценивал в 39 орудий, стреляла, по его словам, совсем уж плохо: противник обстреливал из всех пушек польский лагерь, не нанеся абсолютно никаких потерь ни в людях, ни в конях, хотя ядра залетали в сам лагерь (с. 253).

Конечно, не могу не упомянуть Молоди. Гайворонский в первом томе «Повелителей двух материков» пишет: «Девлет Герай бросил на воевод 12 тысяч ногайской конницы, которая полегла под обстрелом русской  артиллерии». Вряд ли при Иване Грозном пушки были убойнее, чем при Яне Собеском. Подозреваю, что у Воротынского раньше закончились бы ядра и порох, чем он смог бы, тратя условно по 10 ядер на убийство одного татарина, перебить многие тысячи кавалеристов. Коэффициент я взял от балды, и вряд ли он был лучше (насколько он был хорош, надо спросить у Лобина). Сикора вот пишет, что под Новым Двором в 1655 году на 1 убитого шведской артиллерией польского всадника пришлось 60 выпущенных шведами ядер и картечей (хотя, опять же, это Сикора). 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened