ametsheykhumer

Categories:

Экономика и война

Немного общих рассуждений на тему значения войн для состояния экономики Крымского ханства.

1. Безопасность коммуникаций. Торговые отношения осуществлялась сухопутным и морским транспортом. Сухопутные связи Крым поддерживал с остальным Причерноморьем (Буджак, Очаков, Кубань), что видно по кадиаскерским книгам (крымчане ездили туда покупать и торговать), Украиной и более отдаленными регионами. Если война имела своим следствием угрозу сухопутным сообщениям, торговые поездки естественным образом становились более опасными. Война с Москвой? Донские казаки перехватывают караван, идущий из Азова в Крым. Обострились отношения с Польшей? Пограничные магнаты «лупят» стада, перегоняемые для продажи из Очакова в Крым и обратно. Также слабеют связи с вражескими странами. В мирное время Украина наводнена крымской солью, отчего ханская казна получает выгоду. В военное чумакам ездить рискованно: в степи могут зарезать (риск есть и в спокойное время, но меньше). Купцам вообще от войн риск большой: по поводу войны с Польшей в 1672 году Селим Гирей приказал арестовать 32 польских купца, бывших в Крыму, продать их на каторги, а товар конфисковать в пользу казны.

Впрочем, хитрые казаки придумали напару с татарами простой выход: сезонные перемирия. Это Священная Лига с 1683 года воюет с Турцией и Крымом (пусть и создана она была год спустя), а вот запорожцы воюют, когда прикажут из Москвы, а потом тут же перемирие заключат. И дальше спокойно ловят рыбу где-нить в устье Днепра, а татары пасут скот за Перекопом. По-настоящему тотальной войны слишком близкие соседи избегали: невыгодно.

Если все совсем плохо, то с суши ожидают рейды и набеги, на море — флотилии чаек и стругов. Сухопутные контакты прерываются или становятся более редкими, связь с Балканами, Анатолией и Кавказом по морю — тоже. Казаки, донские и запорожские, постоянно хвастали, что в рамках своей набеговой деятельности перехватывали суда, курсировавшие между Крымом и Турцией. Впрочем, с 1660-х годов казацкая опасность в Черном море стала менее актуальной благодаря эффективным «противопиратским» мерам османских властей. 

2. Расходы на войну. Про крымских ханов писали тоже, что и про московских царей — война им ничего не стоит, они запросто собирают огромные полчища, идущие на войну с энтузиазмом. В.В. Пенской считает, что мнение о «халявности» войны для царей — преувеличение. Вероятно, тоже можно сказать и про крымских ханов. Пейсонель писал (с. 24): «В Крыму есть шесть деревень, с которых десятина, подушная подать и все доходы принадлежат визирю. Христиане этих деревень обязаны давать ему, когда он идет на войну, 24 бурсы бешеликов, составляющие в общем - 1500 пиастр, известное число лошадей и повозок и одну палатку, шествующую во главе его военного обоза». Про калгу (с. 21): «Когда калга отправляется в поход, он не имеет права требовать от своих кадиликов или уездов своей вотчины тех же податей и оброков, как хан, но только христианские подданные, которые зависят от него обязаны доставить ему известное число лошадей, повозок и продуктов». На стр. 32-33 — о податях для хана в случае войны: «хан не получает никаких податей, ни ежегодной пошлины Крыма, даже подушной подати с евреев и христиан - только каждый раз, что он идет на войну, каждый кадилик обязан доставить ему тысячу пиастров бешелика, повозку, запряженную двумя лошадьми и нагруженную сухарями и зерном (просом) по его выбору. Ханы требовали ранее одного барашка с каждого дома. Это право (подать) называлось токай и было очень значительным. Бенгли-Герай-хан, ненавидимый в Крыму за его скупость и за жестокость, которую он употребил против участников восстания, поднятого Хаджи-Ширин-беем, захотел вернуть обратно любовь народа и решил освободить их от этой обязанности. Каплан-Герай-хан частично восстановил ее, но он удовлетворился одним барашком с мечети, его преемники, включая и царствующего хана, совершенно отказались от этой подати. 

Арслан-Герай-хан, находящийся в настоящее время на троне, взимал ее в течении двух лет сряду таким же образом, как и Каплан-Герай, но потом он окончательно отказался от нее и теперь можно считать ее уничтоженной».

То есть не только крымские татары должны снаряжать ополченцев-сеферлю за свой счет, но и христиане из владений калги и везиря — тоже «скидываются» по случаю намечающейся военной кампании. Введение налога на войну — дело вполне практикуемое. Так, Бахадыр Гирей ввел налог для сбора экспедиции с целью отбить Азов у донских казаков. И еще из Пейсонеля (с. 34): «Если хан набирает войска для своих частных интересов, как например  в нынешней черкесской войне - тогда он доставляет им необходимое для пропитания, что стоит ему очень немного. А когда война затрагивает интересы Порты, тогда она снабжает её».

Объявлена война? Значит вы с соседями скидываетесь на саблю и коня для избранного воина, еще и по барану отдаете хану. И еще даете баранов и денег на содержание ружейной пехоты (эта подать взымалась и в мирное время). Даже если одна семья в начале XVII века тратила по 10 хасене (1 хасене — цена барана, плюс стоимость коня от 10 до 30 хасене и оружие, если его не было, дешевые саблю и лук оценим в  несколько хасене) для снаряжения 1 от 5 дворов — это уже ощутимо. Цена двух быков, как никак (но может и меньше, если у ополченца уже есть и конь и лук с саблей). В масштабах всего Крыма — эта трата вырастает, быть может, уже до сотен тысяч хасене. Расход населения на один большой поход может составлять 200 тысяч хасене, то есть 12 млн. акче в начале XVII века. А ведь хану нужен и порох, и ядра, и прочие принадлежности (для починки ружей и пушек), и повозки для транспортировки артиллерии. Это, конечно, если в поход идут «пороховые войска», но понятно, что их содержание и возникающие потребности в случае задействования нужно было удовлетворять. Эта потребность покрывалась (однако лишь частично) за счет субсидий из Стамбула. Настоящая война — это не просто набег группы всадников, это более масштабное и более затратное мероприятие.

3. Война и мир. Война служили хорошим источником обогащения (пусть и сопряженного с риском). Но по-настоящему война была выгодной, если она не была связана с ущербом для торговли и экономики в целом. Отдельные рейды за рабами и скотом — это хорошо (если набег, конечно, будет успешным). Но если война идет затяжная и ее ход представляет угрозу для самого Крыма — то выгоды войны именно как экономического предприятия для ханского казны и населения в целом становятся более призрачными. Поступления «живого товара» хотя и были важны экономически, но вместе с тем были слишком нестабильны (сегодня набег принес 1000 невольников, завтра — 10000). Одно дело, когда какой-то удалец собрал ватагу наездников и побежал за добычей в степь или куда-то подальше, другое: когда целое государство ведет годами изматывающую войну, сопровождающуюся ростом цен, прерыванием торговых связей, людскими потерями и отрывом тысяч мужчин от хозяйства. Когда у вас война с Иваном Грозным, но мир с Польшей, ваши купцы десятками ездят во Львов, Киев и Брацлав, оттуда едут десятки купцов к вам. Ваши купцы также спокойно ездят в Буджак и Молдавию и еще куда-нибудь. Даже при угрозе казацких нападений торговые судна все равно плавают между Крымом и Анатолией. Но чем больше у вас врагов, тем меньше прибыли от международной торговли получит страна. 

Крымское ханство как государство не могло «жить войной», вопреки популярной точке зрения. Отдельные персонажи да, но не целый государственный организм и не все население.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened