ametsheykhumer

Categories:

"Крымцы нас более и сильнее"

В сентябре 1712 года кабардинские владетели прислали Петру I письмо (ниже — его перевод на русский) с рассказами о своей борьбе с татарами и прочими интересностями. 

См. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII в.: документы и материалы. Том 2. М.: Издательство Академии Наук СССР, 1957. С. 9-10. 

Документ №9. «1712 г. ранее сентября 30 — Листы кабардинских владельцев Петру I с донесением о победе над войском нурадина султана, с жалобой на казанского губернатора П. И. Апраксина, не пришедшего им на помощь, с просьбой о выдаче им жалованья и возвращении бежавших на Терек и в Астрахань людей».

Письмо это было прислано спустя всего лишь 4 года после Великой Победы При Канжале, которую современные кабардинские националисты безмерно восхваляют, как очередной — в ряду многих-многих таких победительств — пример превосходства над татарами. Однако триста лет назад кабардинцы в свое военное превосходство над крымскими татарами не очень верили и прямо писали царю, что татары их постоянно избивают, а не пришлют им русские и калмыки помощи — так добьют окончательно. Складывается впечатление, что Канжал воспринимался кабардинцами как счастливая случайность, и они не были уверены в том, что второй раз им так повезет.

Письмо пронизано страхом перед военной мощью Крыма: «Крымцы нас более и сильнее» и «А крымцы по вся годы многим собранием, войском своим нас бивали, а мы перед ними за собою отнюдь вины не знаем, и не их холопи; только насилием своим и обидами хотят нас привесть под свое владение, и в том нам от них зело трудно». Понятно, конечно, что владетели на жалость давили, да и тон такой, что думаешь: крикни возле авторов письма «крымцы идут!» — как они в обморок попадают.

И вообще, им нужна срочная помощь, а пока кабардинцы будут, сцепив зубы и закрыв глаза, терпеть:

«Ныне просим у вас, великого государя, милости, буде крымцы или кубанские татары, также и иные недруги наши станут нам какие озлобления и обиды чинить или на нас войною учнут приходить, чтоб здесь в стороне Аюка-хан с калмыки своими и терские казаки нам в такое время всякое вспоможение чинили. И о том повели, государь, послать к ним свои, великого государя, указы. Сколько мочи нашей будет, кровь свою проливать готовы, и душ своих не пожалеем, а буде мочи нашей против крымцов стоять не станет, в том на нас не изволь гнева своего держать, для того что Крымская Орда сильнее нас и войска у них премного. А ежели нынешним временем от вас, великого государя, помощи нам не будет, то пуще они нас вконец разорят. А естли ныне твоя, великого государя, милость к нам явитца и от неприятелей наших даст бог свободу и здравие, вовеки тебе, великому государю, служить желаем. А они, крымцы, издавна на нас злобились, а ныне и наипаче нас хотят разорить и погубить, что мы поддались служить вам, великому государю християнскому, и на них ходили войною, и в том вельми нас ставят пуще прежняго недругами; только хотя от них, крымцов, какая и злоба и обиды нам будут, однакож для вас, великого государя, примем всякую нужду и терпеть будем до указу вашего царского величества».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened