ametsheykhumer

Categories:

А вы знали, что в 1536 году адыги взяли Бахчисарай?

Мало современным адыгейским интеллектуалам Канжала, они недавно еще взятие Бахчисарая выдумали. Целые статьи про это пишут, датировку даже выводят, т.д.

Есть значит такой памятник фольклора черкесов, как «Бахчисарайский поход» («Бахъшысэрей зекIуэ»)— сказ о вторжении кабардино-черкесской армии в Крым, штурм Бахчисарая и взятие дани с крымского хана. Ну казалось бы, рефлексируют ребята, на фоне крымских походов к ним домой выдумали себе для отвода сердца героическое фентези про собственные визиты в Крым. Но нет, из старой сказки в последнее время раздули новый миф, на этот раз об успешном походе на Крымский полуостров.

Как писал некий Зарамук Кардангушев, «Бахчисарайский поход был одним из первых заявок Черкессии на гегемонию в регионе и стал предвестником многих и многих походов после него». 

Извините за пространную цитату другого автора, но это прекрасно: 

«По сообщению Ибн Ризвана, весной 1523 г. Мухаммед-Гирей погиб на войне с черкесами у Астрахани [10]. Можно полагать, что к этому времени относятся события известной песни «Бахчисарайский поход», о вторжении в Крым адыгского войска во главе с верховным князем Кабарды Талостаном Джанхотовым. Чтобы сохранить внезапность, адыгское войско двигалось не степью, а через предгорную зону. Достигнув Таманского полуострова, войско адыгов, основу которого составляла конница, было переправлено судами на Крымский берег. Вполне возможно, что по пути к ним присоединились хатукаевцы, хегаки и жанеевцы. Во всяком случае, без помощи хегаков и жанеевцев переправа на крымский берег со стороны Таманского полуострова не была возможной. Адыги осадили Бахчисарай и начали ее штурм. Несмотря на сопротивление, адыги ворвались в «семистенный Бахчисарай». В битве Талостан показал себя как опытный полководец. Несмотря на трудные погодные условия во время штурма, он своим примером, стойкостью и мужеством ободрял воинов. Покрыл себя славой еще не возмужавший, знаменитый в будущем кабардинский воин Андемиркан. Именно тогда он произнес фразу, ставшую впоследствии известной поговоркой: «Если даже пользы никакой не будет, прорвусь к их белой мечети». От полного разгрома татар спас князь Дударуко, который пошел на переговоры, получив от татар откупные. После этого Талостан тоже пошел на переговоры и, получив большую дань, отвел свое войско. Адыги переправились обратно на Таманский полуостров и удачно возвратились домой [11].

Таким образом, сопоставляя данные русских летописей с адыгскими преданиями, можно прийти к выводу о том, что кабардинцы в 20-х гг. XVI в. нанесли серьезный удар Крымскому ханству, перейдя от обороны своих рубежей в наступление, закончившееся походом на Бахчисарай и выплатой дани татарами».

См. Кагазежев Ж.В. Войны черкесских княжеств с крымским ханством и западно-грузинскими владениями в 20-30 гг. XVI в. // Вестник Владикавказского научного центра. 2011. № 2. С. 12-14, с. 13. Статья и ВАКовского издания, так-то!

Тут прекрасно все. И штурм еще не основанного в 1520-е годы Бахчисарая (его построит Сахиб Гирей), и мифические стены Бахчисарая (крымская столица стенами не защищалась — аки древняя Спарта) и прочие бредни.

Есть еще одна статья: Кожев З.А. Бахчисарайский поход (Бахъшысэрей зекIуэ): проблема датировки // Вестник Кабардино-балкарского института гуманитарных исследований. 2018. № 4 (39). С. 45-54.

Ее автор более адекватен, и даже пытается датировать поход (он в курсе, кто построил Бахчисарай, и полагает, что мифический поход был возможен во времена борьбы между Сахибом Гиреем и Исламом Гиреем): «учитывая исторический контекст, опасности осенне-зимней навигации на Черном море, мы можем с большой долей вероятности датировать Бахчисарайский поход весной-летом 1535 или 1536 гг., когда Сахиб-Гирей находился в крайне стесненных обстоятельствах» (с. 52).

Правда, аннотация начинается с удивительной цитаты: «Статья посвящена одному из знаковых событий военно-политической истории Кабарды – успешному походу против Крымского ханства, закончившемуся, согласно историческим преданиям, осадой столицы ханства – Бахчисарая и получением с крымского хана богатого выкупа».

А вот это вообще прелесть: «Возможно одной из причин того упорства, с которым Сахиб-Гирей добивался покорности от черкесских княжеств, являлась психологическая травма, полученная им в осажденной столице» (с. 51).

Автор намекает, что отсутствие какой-бы то ни было информации об этом походе в источниках (не считая фольклора) — это следствие комплексов пострадавшей стороны: «Черкесские исторические предания сохранили память об этом событии, не нашедшем отражения в официальных крымских хрониках». Почему про это важное событие не писали турки, поляки, литовцы или русские, вопрос, остающийся без ответа. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened