Tags: Гипотезы

Ислям Герай за шахматной доской: Хмельниччина, Восточная Европа и Крым в середине XVII века - 3

Продолжаю рассуждать о роли Крымского ханства в событиях Хмельниччины. 

А теперь — про Берестечко. О «предательстве».

Вы – хан Ислям Герай, на дворе 27 июня 1651 года, вот-вот начнутся бои под Берестечком. Представим, что вы действительно хотите подло предать своего союзника, казацкого гетмана Богдана Хмельницкого, и коварно не допустить разгрома польской армии. Чтобы поляки и казаки продолжали взаимно истощать друг друга, а вы могли, хитро улыбаясь, потирать руки, выступать в роли арбитра, третьего радующегося и вообще, получать профит.

Что для этого стоит делать? Самый простой вариант – повторить Зборов-1649, то есть загнать польскую армию в укрепленный лагерь и ждать, пока опухшие от голода король с канцлером поспешат заключать мир. Конечно, полного уничтожения польской армии добиваться не нужно, но довести ее до такого состояния, когда известные своей несговорчивостью гонористые шляхтичи все-таки пойдут на мир, можно и нужно. Хмельницкому можно будет прирезать еще 2-3 полка на Волыни и Подолье, и выбить еще какие-нибудь плюшки для восставших. 

Плюсы, какие вы получите от такого поворота развитий, очевидны. 

Первый – ясырь. Если поляки будут сидеть в лагере, хотят они того или нет, вы, контролируя оперативную обстановку, распустите загоны хоть до самого Люблина. Люди будут довольны и ваш авторитет в глазах подданных от этого окрепнет еще более.

Collapse )

Крым и Кавказ: почему мы такие, какие мы есть?

Внимание! Пост — большой и сумбурный!

...Услышал как-то давно, как по АТR Гайворонский рассказывал, вот, крымские татары были законопослушными подданными, а российские власти щемили их. Вот на Кавказе да, войны и восстания, одна Кавказская война чего стоит, но ведь крымцы такие тихие и хорошие, а Российская империя обижала их. Это, кстати, в обе стороны работает. Когда хотят показать «невоинственность крымских татар» (но уже с уничижительной стороны), опять же, сравнение с Кавказом и его войнами. Или вот такой прием в одной книге видел: в РИ крымским татарам жилось хорошо. Доказательство? Не было восстаний. А вот на Кавказе... То есть миролюбие крымских татар и воинственность кавказцев сравниваются как в прокрымскотатарской, так и в антикрымскотатарской пропаганде, просто по-разному понимаются.

Выскажу пару соображений. Сравнение Крыма после завоевания и Кавказа во время завоевания — уже само по себе логическая ошибка. Если взять период между 1783 и 1917 годами, то, за исключением отдельных эпизодов, Крым был тихим регионом. Однако и Кавказ после 1878 года был более спокойным регионом, чем во времена Шамиля и шейха Мансура. Кавказ 1817-1878 лучше сравнивать с Крымом в 1771-1783 гг. Даже погодная статистика потерь российских войск на Кавказе навевает сравнение с Крымским ханством времен его последних лет. 

Collapse )

Защищали ли запорожцы Украину от татарских набегов?

Только открываю книгу Чухлиб Т. Мечом и оралом. Донбасс — древняя земля Украины. К.: Клио, 2015, как на стр. 13 вижу старый тезис «Но и приграничные старосты Литовского княжества не могли бы справиться с обороной края и контролем над подвластными территориями, если бы не козачество – один из главных защитников украинцев, поляков и литовцев от турецко-татарских набегов в это время. В борьбе со степной угрозой козаки выбрали чуть ли не единственное действенное средство обороны – проведение превентивных военных походов на территорию врага с целью разгрома турецких крепостей и татарских населенных пунктов».

Ну как всегда — «никто не смог, козаки смогли» (Чухлиб отличает русских-казаков от украинцев-козаков, последую в этом посте его примеру). И хоть бы кто привел какие-нибудь аргументы. Например (все цифры условны):

— С 1500 по 1550 гг. татары проводили набеги каждый год, забирая в среднем по 10 тыс. ясырей. С 1550 по 1600 гг. татары проводили набеги каждые два года, забирая в среднем по 5 тыс. ясырей.

 — С 1500 по 1550 гг. козаки проводили набеги каждые 5 лет, забирая в среднем по 500 ясырей. С 1550 по 1600 г. козаки проводили набеги каждые два года, забирая в среднем по 1 тыс. ясырей.

Сравним нарастание козацких набегов и идущие параллельно снижение татарских. Мы видим, что удары козаков по татарским улусам и черноморскому побережью снижали набеговую активность Крымского ханства и способствовало сохранению тысяч человеческих жизней. 

Collapse )

Ярлык и оммаж

Крымский хан выписывал ярлыки на украинские/белорусские/русские земли,  великие князья литовские получали их до 1560 года. Мол, Гераи ведь великие ханы Великого улуса, настоящие правители Золотой Орды, а значит, и сюзерены восточнославянских земель, этой Орде некогда подчинявшихся (до 1397 года, когда Тохтамыш соизволил подарить их Витовту). Литва эти правила игры принимала и ее послы получали соответствующие ярлыки. Как правитель Литвы очередной Ягеллон хану не вассал, но как правитель Киевщины и Подолья...

Вопрос к уважаемым читателям: нельзя ли провести тут аналогию со средневековыми Англией и Францией? Вроде Англия как королевство и независима от Франции, но вот английский король как правитель той же Гиени — вассал французского короля.

И если аналогия уместна, то Литва — не вассал Крыма, но великий князь литовский как правитель той же Киевщины — вассал. Ну да, это больше дань традиции, а не политические реалии, но, повторюсь, Литва до поры до времени в эту игры тоже играла. А двустороннее признание легитимности подобных документов — это чуть больше, чем просто юридическая фикция.

Cвоевременный шаг или запоздалое решение?

Почему крымское войско оставалось «самим собой» вплоть до 1770-х годов, я уже как-то писал. Но теперь хотелось бы развить эту мысль. Почему коренная перестройка вооруженных сил ханства (не «давайте добавим к конному ополчению пушки и ружья», а уберем вообще ополчение и заменим на рекрутчину) началась не в условном 1740 или 1750 годах, а лишь в 1777 году с началом правления Шахина Гирея? 

Крымским татарам противостояла не страна размеров и возможностей Дании или Пьемонта, а гигантская империя с десятками миллионов жителей, в случае необходимости с легкостью компенсирующая потери, превышающие численность всей крымской армии. Чтобы бороться с ней, было совершенно недостаточно просто пытаться скопировать ее военную систему, получив в итоге два минуса и ни одного плюса (минусы — вы получите миниатюрную и менее боеспособную копию).

Collapse )

Видимость парадокса

Очередные размышления на тему оружия и тактики и их значения. 

Почти все историю Крымского ханства основным стрелковым оружием его воинов был лук. Основные противники — Россия, Польша-Литва и казаки — активно использовали огнестрел. При этом татарская конница со своими луками являлась опасным врагом для русской или польско-литовской (тоже использовавшей луки, но все более и более массово — огнестрел). Настолько, что в крупных битвах всадники с пистолетами и бандолетами предпочитали жаться к пехоте и табору, а то мало ли что от этих татар с их луками можно ожидать. Показателен день 29 июня 1651 года: под Берестечком две огромные массы татарской и польской кавалерии столкнулись во встречном бою, во время которого польскую конницу теснили к лагерю и не упирайся татары регулярно в валы, обсаженные пушками и пехотой, неизвестно, чем бы все кончилось. Но на следующий день комбинированный натиск конницы, пехоты и артиллерии помог польскому командованию обратить татар в бегство. 

Collapse )

А вы знали, что в 1536 году адыги взяли Бахчисарай?

Мало современным адыгейским интеллектуалам Канжала, они недавно еще взятие Бахчисарая выдумали. Целые статьи про это пишут, датировку даже выводят, т.д.

Есть значит такой памятник фольклора черкесов, как «Бахчисарайский поход» («Бахъшысэрей зекIуэ»)— сказ о вторжении кабардино-черкесской армии в Крым, штурм Бахчисарая и взятие дани с крымского хана. Ну казалось бы, рефлексируют ребята, на фоне крымских походов к ним домой выдумали себе для отвода сердца героическое фентези про собственные визиты в Крым. Но нет, из старой сказки в последнее время раздули новый миф, на этот раз об успешном походе на Крымский полуостров.

Как писал некий Зарамук Кардангушев, «Бахчисарайский поход был одним из первых заявок Черкессии на гегемонию в регионе и стал предвестником многих и многих походов после него». 

Извините за пространную цитату другого автора, но это прекрасно: 

Collapse )

Об очередном стереотипе

Есть такая точка зрения (ошибочная, имхо), что успешная оккупация Крыма русской армией в 1771 году доказывает, что ханство находилось в упадке, изжило себя, крымские татары уже давно ничего не хотели, кроме как срочно стать подданными Екатерины и т.д. Как по мне, кампания 1771 года показала скорее то, что и так было известно: легкие войска против регулярной европейской армии в прямом бою выглядят не очень эффективными (по крайней мере, сами по себе, без поддержки регулярных войск). Вот пара цитат, первая про противодействие прусской армии австрийским гусарам и пандурам в годы Силезских войн, вторая про русских казаков и Старую гвардию Наполеона.

Фридрих II, «Наставление о военном искусстве к своим генералам»: 

«Гусары и пандуры страшны только тем, кто их толком не знает. Они только тогда храбры, когда надеяться получить хорошую добычу или нанести удар, не предвидя для себя опасности. Они могут во-первых угрожать конвоям и обозам, а во-вторых, войскам, которые вынуждены быстро отступать. Нашим войскам незачем их боятся, но нападения гусар и пандуров все же препятствуют маршу и наносят ущерб войску». 

Денис Давыдов, «Дневник партизанских действий»:

Collapse )

Новое - хорошо забытое старое

Нашел статью о Солхатской битве 1434 года: Андронов Е. Кондотта против Орды. Столкновение цивилизаций на поле боя // Military Крым. 2018. №1 (35). С. 3-6.
Как я понял, это пересказ Д.А. Селиверстова. Списка литературы нет, ссылок тоже. Правда, само описание битвы сильно разнится от реконструкции Селиверстова (прошу прощение за качество):



Даже не знаю, что и сказать. Слишком уж смелая концепция. Про катафрактов Хаджи Гирея (вроде как историки в массе своей согласны, что его в тот момент в Крыму не было?), снесших шоковым ударом генуэзский авангард первый раз слышу.

Боялись ли польские всадники татар и шведского огня?

Ян Виммер считал, что да.

Из книги Wojsko polskie w drugiej połowie XVII wieku. Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1965. Стр. 281:

«Польская конница, хотя в рассматриваемый период и отличалась в целом высокой боеспособностью, что охотно признавали иностранные наблюдатели, однако переживала период кризиса, связанного прежде чего с выбытием лучшего человеческого материала. Ее отличала затем и меньшая смелость наступательных действий, ново набранный воин (nowo zaciężny żołnierz) испытывал уважение перед грозным противником, и лишь набравшись опыта в боях с ним, обретал уверенность в себе. Относилось это прежде чем к боях с татарами (впечатление от поражений под Желтыми Водами и Корсунем, а впоследствии и Батогом на ново набранных), но и со шведами (впечатление, произведенное сильным шведским огнем на непривычную к нему польскую конницу)».

Если что — про такое не один Виммер писал. И если страх перед ружейным огнем еще понятен, откуда же взялся страх перед татарами (некоторые польские историки отмечали его присутствие еще до Хмельниччины)? 

Думается, тут свою роль и набеги играли. Условный мальчик Яцек рос с детства на страшных сказках про татар («ешь, а то татарин тебя заберет!»), время от времени вокруг бегают толпы злых татар, хватают людей, ну или в других поветах хватают, но Яцек-то про это тоже знает. А потом Яцек взрослеет и попадает в армию. Хотя, конечно, если первые бои будут удачные, это положительно повлияет на мораль. А если нет...

Вспоминается Глива: «Навіть загартовані у боях жовніри, подібно до селян, часто вночі переживали почуття страху, викликаного глибоко закарбованим у пам’яті образом ясного місячного світла, що супроводжувало татарські наїзди».