Tags: Кадиаскерские книги

Рустемов Олег, Салахшор Таги. Сиджили бахчисарайского кадылыка (1608-1612)

Недавно вышла книга Рустемов Олег, Салахшор Таги. Сиджили бахчисарайского кадылыка (1608-1612): исследования, тексты, переводы. – Анкара: Sonçağ Yayıncılık, 2020. 477 с. Она представляет собой расширенное издание крымских кадийских сиджилей (в нем есть документы, уже опубликованные в издании 2017 года, а также куча новых).

Среди прочего есть и довольно занятное (хотя и не совсем понятное) дело о том, как татский ага обвинил некоего тюфенкджи (судя по имени — этнического татарина) в присваивании собственных овец. Не намекает ли это на то, что крымские тюфенкджи, подобно турецким янычарам и русским стрельцам, разбавляли непосредственные военные обязанности всевозможными заработками на стороне?

с. 232: «Тяжба о забранных силой овцах

Страница 27-B (68 / 65) (левая сторона разворота, сверху). Текст № 1. (340)

Эль-Хадж Мехмед Тат Агасы (Тат агасы – управляющий по делам татов и земель, на которых они проживали – О. Р.), призвав в собрание суда мушкетёра (тюфенкджи – стрелок, мушкетёр, вооружённый ружьём) по имени Йолбулды: «Указанный Йолбулды когда принимал моих овец в иле Мехмед Гирей султана, взял у меня несколько для себя, пусть он будет опрошен». После этих слов был задан вопрос, на который Йолбулды ответил: «Правда, что Исмаил насильно отдал мне сорок овец, девять из них я продал, остальное вернул». Сказанное им было зарегистрировано.

Событие текущего: конец месяца Рамазана Почитаемого, года 1019 (1610)

Присутствующие свидетели: Халиль Эфенди из Риабаата (?), Абдуррахман Эфенди, Мевлюд Эфенди, Хусейн Бек Кефеви и другие».

Риабаат — это Арабат?

О многоженстве в Крымском ханстве

В статье В.А. Волкова Сотворение России: победы и поражения великого государя Василия III // Гуманитарные исследования Центральной России. 2020. Выпуск 1. С. 7-23 автор со ссылкой на уважаемого В.В. Пенского на с. 17 пишет: «В.В. Пенской, указывая на сократившую мобилизационные возможности Крымского ханства, гибель воинов в походах 1517 и 1518 гг. не учитывает, так как полигамные семьи татар-мусульман позволяли быстрее восполнить даже самые тяжелые боевые потери». 

Сами Гераи, конечно, активно практиковали многоженство, но как там обстояли дела у простых людей?

В своей книге я приводил данные З. Оздем, писавшей о том, что 1,7% мужчин в Карасубазаре имели более 1 жены. Н. Кавак отмечал, что из 496 мужчин этого же города 6 были многоженцами (то есть 1,2%). Из них 5 имело 2 жен, 1 — 3, 4 и более не было ни у кого (Kavak  N.  Karasu Kazası’nda sosyo-ekonomik hayat (I) // Крымское историческое обозрение. 2019. № 2. С. 8–42. C. 22). В кадиаскерских книгах за 1648-1679 годы найдены упоминания о всего 2 полигамных браках, что указывает на редкость данного явления (Aktaş Sarı S. 1648-1679 Tarihli 3a ve 3b Numaralı Kırım Kadıasker Defterlerinin Tanıtımı // PESA Uluslararası Sosyal Araştırmalar Dergisi 2 (2016). С. 1-10, с. 6-7). 

Статистика показывает, что многоженство не получило широкого распространения, но оно все же практиковалось крымскими татарами. На показатели рождаемости в масштабах всей страны не более чем 2% многоженцев вряд ли могли сильно повлиять.

Уровень жизни и цены в Крымском ханстве в 1665-1675 годах и рабство

Когда-то я писал, что неизвестно, сколько нужно было потратить денег на содержание одной крымскотатарской семьи в эпоху ханства и, следовательно, нельзя твердо доказать, что работорговля обеспечивала весь Крым. Но вот нашел исследование, автор которого (Фират Яша) изучил цены на продукты питания и уровень жизни в Крымском ханстве в 1665-1675 годах, привлекая данные кадийских сиджилей. См. Yaşa F. 17. Yüzyılın İkinci Yarısında Kırım Hanlığı'nda İaşe, Değişen Fiyatlar ve Topluma Etkisi // Üçüncü İktisat Tarihi Kongresi Bildiriler-1 (İzmir, 25-27 Nisan 2019), ed. Mustafa Öztürk, Ayşe Değerli, İzmir Demokrasi Üniversitesi Yayınları-1, İzmir 2019. P. 139-150.

Collapse )

Правовой реформы Мурада Гирея не было?

Крымский историк XVIII века Сейид Мухаммед Риза писал, что хан Мурад Гирей (1678-1683) провел реформу, заменив шариат на торе, а вместо кадиаскера назначил торе баши. То есть исламское право уступило место старому монгольскому. Некоторые исследователи принимают на веру это, заметно более позднее по сравнению с предполагаемой реформой, заявление. Однако польский тюрколог Наталья Круликовская-Едлиньская считает, что никакой реформы на деле не было, а ее упоминание у Ризы — отголосок представлений о Мураде Гирее как правителе, стремившемся к самостоятельности. Мнение Круликовской-Едлиньской, кстати, поддержал другой маститый польский специалист Дариуш Колодзейчик. 

См. статью Królikowska-Jedlińska N. W poszukiwaniu sojuszników? Rola Chanatu Krymskiego i Persji w polityce Jana III Sobieskiego wobec Imperium Osmańskiego (1674–1696). Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Jagiellońskiego. Prace Historyczne. 2019. № 146. Z. 2. P. 331-345. На стр. 335-336:

Collapse )

Липки в крымском плену

Набеги крымских татар обрушивались, как правило, на христианские страны. Но ведь и в христианских странах жили мусульмане. В частности, при набегах на Речь Посполитую выяснялось, что среди ясырей оказывались липки (литовские татары). Как складывалась судьба липок, оказавшихся в плену у своих крымских сородичей?

В 1611 году в Бахчисарае, в кадиаскерском суде, состоялось весьма интересное дело. Липок по имени Исмаил обратился в суд с требованием освободить его от рабства, так как он был татарином из Польши, мусульманином, сыном мусульманина и в доказательство прочел несколько сур Корана. Хозяин раба, некий Босай Суфи, заявил, что раба купил после набега на русов, а невольник уже в плену выучил несколько сур и основы намаза (то есть Босай уверял, что не содержал раба, бывшего мусульманином изначально, что противоречило бы Шариату). Однако липка поддержала пара свидетелей, утверждавших, чт тот действительно мусульманин-липок. Суд принял решение об свобождение Исмаила (Кадиаскерские книги, стр. 215-216). 

Collapse )

Кто и по какому поводу судился в Крымском ханстве?

Польский тюрколог и османист Наталья Круликовская, работающая с кадийскими сиджилями (судебными реестрами, в том числе кадиаскерскими - принадлежащими судьям центрального ханского суда в Бахчисарае), в своей замечательной статье о судах в ханстве в XVII веке (Królikowska N. Praworządny jak Tatarzyn? Stosunki prawne w Chanacie Krymskim na podstawie miejscowych ksiąg sądowych z XVII wieku // Czasopismo Prawno-Historyczne. Tom LXV. Zeszyt. 1. 2013. С. 121-142) приводит статические данные по судах Бахчисарая и Карасу (он же - Карасубазар, он же Белогорск).



(Социальное положение сторон, видно, что в суды подавали и невольники)



(Пол сторон в кадиаскерском суде)



(Пол сторон в суде Карасу)



(Типы дел перед судьями Бахчисарая и Карасу)



(Стратегия сторон в суде)
Такие вот прелюбопытные данные.

Пару слов о ценах на оружие в Крыму

В старом переводе выписок из "Кадиаскерских книг" М. Биарсланова мы узнаем, сколько имущества и на какую сумму осталось наследства сыновьям Кенана бея Мухаммеду и Омеру (1608):



(Биярсланов М. Выписки из кадиарскаго сакка (книги) 1017-1022 хиджры (1608/9-1613 г. хр. Лет), хранящегося в архиве Таврического Губернского правления // ИТУАК. 1898. Том 8. С. 42)
Упомянуты "шестигранное ружье, украшенное костью" и "колчан (тиркеш) со стрелами". Оба предмета - стоимостью по 240 османи каждый. Каково было соотношение между акче, хасене и османи? Бертье-Делагард дает такой ответ:



(Бертье-Делагард А.Л. Ценность монетных номиналов в Крымском ханстве. ИТУАК. 1914. Том 51. С. 158)
То есть ружье и колчан со стрелами стоили по... 2 хасене. Что можно было купить в Крыму начала 17 века на эти деньги см. тут. Кажется странным и непонятным, что ружье может стоить как 2-3 овцы, это очень дешево (в Крыму огнестрел имела знать, оружием широких масс он стал лишь во второй половине 18 века). Возможно, оно было поврежденным или имело еще какие-то дефекты. А вот колчан за 2 хасене - это нормально. В "Кадиаскерских книгах" попадался еще саадак со стрелами за 1 хасене.
Еще сабля за 1000 акче (цена барана или овцы) из наследства некоего Абубекира за 1751 год:



(Лашков Ф.Ф. Материалы из собрания документов Таврической Ученой Архивной Комиссии // ИТУАК. 1918. Том 55. С. 178)
Увы, таких примеров совсем немного и не берусь утверждать, что представленные цены - это именно обычные цены на соответствующие виды оружия.

Частично освобожденные рабы

В "Кадиаскерских книгах", на стр. 89, есть такое прелюбопытное дело.

Рабы, как и прочее имущество, передавались по наследству. Следовательно, если раб один, а наследников - несколько, раб мог стать общей собственностью наследников. При этом каждый имел право на некоторую долю. Но не в значении "отрезал себе ногу раба", а имеет право на долю по китабету (договоре между хозяином и рабом об условиях службы). Как правило, это была трудовая эксплуатация или заработанная рабом сумма (которую он вносил за свое освобождение). Либо часть суммы от продажи раба.
Вот один из наследников освобождает раба от работы на себя. Раб становится "частично освобожденным", после чего другие наследники соглашаются, чтобы он отработал на одного из них и получил полную свободу.
Вообще тема рабства в Крымском ханстве интересная. Кадиаскерские книги полны на этот счет богатыми подробностями. Остается лишь выразить сожаление слабой изученностью рабства в ханстве (обычно все подменяется воплями об ужасной доле рабов, без попытки внятного изучения). Малоизвестными остаются разновидности рабов (например, абди мезуны - рабы, имеющие право на предпринимательскую деятельность и мудеббиры - рабы, получающие свободу после смерти хозяина), целый ворох интересных вариантов условий службы раба (например, право на ежедневное содержание), интеграция ясырей в крымское общество.
P.S. Минутка занудства. Рабы в Крымском ханстве находились в столь ужасных условиях, что за всю историю ханства не было ни одного не то чтобы серьезного восстания рабов, но и попытки мятежа (во всяком случае ничего такого не припомню). Крепостные в России и то чаще восставали.

О ценах в Крыму в начале XVII века

Благодаря "Кадиаскерским книгам" можно составить себе некоторое представление о расценках в Крымском ханстве в начале 17 века. В них представлено более 300 дел, относящихся к 1608-1613 годах, правлению Селямета I Гирея (1608-1610) и началу первого правления Джанибека I Гирея (1610-1623). Из этих сотен дел несколько представляют собой опись имущества покойников, разделяемых между их наследниками. Разумеется, по нескольким делам нельзя судить о всем Крыме (ибо покойники были людьми разными, кто-то побогаче, кто-то беднее), это - не "снимок" имущества среднестатического крымчанина, позволяющий судить о жизни крымских татар в целом.
Итак, вашему вниманию представляется опись имущества некоего вельможи Мустафы бин Бахаутдина.



(Прошу прощения за кривое фото)




После него осталось имущества на 1577 хасене. Из них 831 - это стоимость скота (туда, кстати, включена и стоимость шубы), 520 хасене - стоимость 14 рабов (из них 5 рабынь, кстати, в ханстве рабов называли казаками - обратите внимание на "польских казаков", "черкеских казаков"), недвижимости, убранства и утвари - на 226 хасене.
Стоимость одного раба (30-50 хасене) эквивалентна стоимости:
1 верблюда
3-5 жеребцов (вообще стоимость лошадей, как и другого скота, сильна зависела от возраста и породы).
5-8 быков
50-80 овец (овцы в Крыму были копеечны).
900-1500 кг ржи (указано, что 1 киле ржи стоило 1 хасене, в примечаниях - 1 киле равнялось 30 кг или 37 литрам)
2-3 ковра-паласа
30-50 казанов (тоже недорогая вещь, хотя видел и казаны по 3 хасене, впрочем с пометкой "большой")
5-8 "снопов" (demedi) пшеницы (но не знаю, сколько было пшеницы в одном снопе).
Увы, трудно сказать, каким было соотношение стоимости между рабами и недвижимостью - в Крыму не мерили землю гектарами, а размеры надела определялись просто - "земля между оврагом, лежащим там-то, перекрестком тем-то и наделами тех-то", поэтому непонятно, каковы были точные размеры земельных участков.
Конечно, если поднять все кадийские сиджили (их, напомню, более 120 томов, из которых перевели и издали только 1), реальное значение рабов как имущества будет известно лучше.

Военное дело по "Кадиаскерским книгам"

Как я уже отмечал ранее, в недавно вышедших "Кадиаскерских книгах" по военному делу информации мало, но она все же есть. 

1. Дело № 57. После смерти истабля (конюшего) Мурадбека оставшееся после него имущество было описано и разделено между наследниками. Были составлены яфты (листы с перечнем имущества, доставшегося на долю каждого наследника). Из имущества осталась в числе прочих сабля ("кылыч адет" - дословно "привычная/обычная сабля", возможно слово "адет" использовалось для отличия от импортных сабель) ценой 30 хасене, лук и колчан со стрелами ценой 6 хасене 1 гуруш, "туран кылыч" (в прим. - "тебризский клинок") за 5 хасене, седло за 1 хасене. Для сравнения — овцы стоили 0,5-1 хасене, быка или корову можно было купить за 3-5 хасене, коня — за 10-30 хасене, раба — за 20-50 хасене. На первый взгляд можно сказать, что это доказательство дороговизны клинкового оружия в Крыму, однако покойный был не рядовой крымец, а придворный, а перечень его имущества показывает, что это действительно был богатый человек и, следовательно, мог позволить себе дорогое оружие.

Collapse )